Западный фронт войны в Украине: как Кремль пытается купить Запад

РФ руками своих агентов влияния тормозит поставки оружия и использует выигранное время для принуждения Украины к "компромиссу" и наступлению на Донбассе.

На Западе еще решают, до какой степени можно загонять крысу
В бой брошены все ресурсы Кремля в странах Запада / Reuters

В последние дни по очереди гуляют волны "зрады" и победы относительно санкций и оружия. Диапазон волн – от "Запад нас предал и работает на Россию!" до "Запад дает нам супероружие, и России кирдык!".

Чтобы разобраться со всем этим, в первую очередь следует правильно понимать, чем является и чем не является в этом контексте тот же Запад. А Запад во всей этой истории – не субъект, а ровно такой же театр военных действий или же, если хотите, такой же фронт, как Донбасс или Харьковщина.

Не существует единого коллективного Запада в том смысле, как его изображает российская пропаганда и в котором благодаря еще советским стереотипам его подсознательно представляет себе большинство из нас.

Нам, украинцам, было бы хорошо, если бы он существовал, потому что тогда наверняка он уже бы творил с Россией все то, о чем мы мечтаем, и в чем русские этот несуществующий Запад обвиняют.

Но нет – в реальной жизни "коллективный Запад" состоит из десятков очень разных стран, внутри каждой из которых действуют десятки очень разных политических и экономических групп влияния, государственных деятелей, лидеров мнений и т. п. Когда взгляды абсолютного большинства из них полностью или почти полностью совпадают, извне может показаться, что мы имеем дело с единым Западом как субъектом. Но как только по какому-то вопросу нет стопроцентного консенсуса – начинаются "качели", то есть длительный процесс внутренней борьбы за то, какая из точек зрения перевесит.

Запад в контексте нашей войны является абсолютно полноценным полем боя, где так же, как на Донбассе, россияне воюют против нас. Там не стреляют пушки, но ведут войну дипломаты, деловые группы, лоббисты, спецслужбы, журналисты. И поражения, и победы на западном фронте имеют прямое влияние на ход событий на наших восточных фронтах.

Поэтому вполне ожидаемо Россия одновременно с контрнаступлением на Донбассе перешла к контрнаступлению на западном направлении. Это именно контрнаступление, хорошо организованное и продуманное, а потому не совсем безуспешное.

Читайте такжеБитва за Донбасс: кто выиграет в злой и долгой войне за Украину

Так же, как русские были шокированы нашим сопротивлением и в состоянии шока проиграли под Киевом, но потом перегруппировали силы и сейчас давят на нас на востоке, происходит и на западном театре военных действий. Там также был момент когда Россия присела на задницу от шока – ведь Запад в первые недели войны оказался гораздо более единым и субъектным, чем в Кремле представляли, и таки ввел санкции, которые московиты до того считали невозможными, – но шок там также прошел. И так же, как на горячем фронте, на западном произошли перегруппировка сил и смена тактики.

Сейчас в бой брошены все ресурсы Кремля в странах Запада – всем падким на деньги предлагают в разы больше, чем их услуги стоили до войны, всем, кто ранее брал деньги, "деликатно" напоминают о долгах, всем, на кого у ФСБ и ГРУ лежат папочки с компроматом, мозолистой рукой прижимают причинные места, и от всех требуют результата.

Изменена главная идеологическая установка, с которой агенты РФ атакуют в публичном пространстве. Кремль смирился с тем, что никакие оправдания действий РФ после Бучи не воспринимаются от слова "совсем". Зато запущен слоган "не загоняйте крысу в угол, потому что тогда ей будет нечего терять". Русские готовы признать себя крысой, лишь бы эту крысу побаивались и вместо того, чтобы травить крысомором, таки выпустили из угла гулять дальше по дому.

Читайте такжеЧем война Украины и России выгодна США, и Почему Штаты помогают украинцам победить

Деликатная формулировка звучит как "дайте Путину сохранить лицо", неделикатные формулировки совершенно невежливые по отношению к русским – но суть одна и та же: Россию якобы опасно дожимать до конца, ее военное поражение в Украине приведет к непредсказуемым действиям Кремля, включительно с возможным развязыванием мировой ядерной войны. Никому не нужна мировая ядерная война, поэтому давайте избежим ее самым простым способом – не дадим Украине разгромить Россию, а принудим к "компромиссу" на российских условиях.

Также РФ использовала один из любимых "аргументов" сталинского режима – угрозу голодомора, притом в мировом масштабе. Наглая "торговля" Кремля с требованием снять санкции, а иначе мировой рынок не получит миллионы тонн украинского зерна, не находит положительного отклика, но шепотом Кремль доносит другой месседж: "Не снимаете пока что санкции – ну то хотя бы не давайте украинцам оружие, и тогда мы можем договариваться о хлебе".

Все эти месседжи, лживость которых очевидна для нас (к счастью, далеко не только для нас), все же находят немалую благодарную аудиторию. К сознательным агентам Кремля добавляется огромный пул полезных идиотов, более мощный в Западной Европе, но и в Штатах далеко не мизерный.

Читайте такжеПутина обманули: как оконфузились власти России

Запад, который был единым в своем стремлении "остановить Россию" и "заставить Россию заплатить высокую цену", оказался пока не столь единым в отношении видения нашей победы.

Фактически сейчас мы видим на Западе два лагеря – лагерь, который требует окончательной победы над РФ, образцово-показательного наказания нарушителя мирового порядка, и лагерь "сдерживателей", которые теперь, в новой реальности, созданной нашим успешным сопротивлением, пытаются реанимировать концепцию "сдерживания РФ" и "компромиссного решения конфликта с сохранением лица РФ" (читаем – капитуляции Украины на условиях закрепления оккупации там, где РФ пока сохраняет военный контроль над нашими территориями).

России удалось достичь первого серьезного успеха в контрнаступлении на западном направлении – сформировать влиятельный пул лиц, включительно с медийными персонами и далеко не последними политиками, которые "из лучших побуждений" публично призывают не дать Украине победить.

Учитывая, что полный разгром России возможен только при условии технологического превосходства ВСУ, то есть при условии поставки нам оружия, которое является эффективнее российского, при том в значительных количествах, дальнейший ход событий на всех других фронтах сейчас очень в значительной степени определяется именно событиями на западном фронте.

Читайте такжеПутин спешит: почему Россия снова угрожает Киеву

Поэтому до первых успехов российского контрнаступления, ярким проявлением которых стали "мирная инициатива" итальянского премьера Драги и редакционная статья в "Нью Йорк Таймс", где западных лидеров прямо призывали заставить нас капитулировать, следует отнестись очень серьезно и никоим образом не пренебрегать проблемой, надеясь, что "Джонсон все разрулит". Проблема не менее реальна, чем наступление россиян на Донбассе, возможно, даже более угрожающая.

Проблема, но не катастрофа. Катастрофой стало бы принятие "сдерживающей" позиции всем Западом, а на это пока что совсем не похоже. Наоборот, после наглой атаки агентов Кремля активизировались и все здоровые силы в США и Европе, и мы далеко не одиноки в своей борьбе за правильное решение относительно судьбы загнанной в угол агрессивной крысы. Есть все основания считать, что условная "позиция Джонсона – Остина" полностью победит условную позицию Драги – НьюЙоркТаймс". Победит сначала в Штатах (в том числе в Белом доме, хозяин которого, кажется, чуть качнулся в сторону "умеренных сдерживателей", но как будто уже вернулся туда, куда его все время направляют американские солдаты), затем и в Европе.

И вот к этой победе здравого смысла над кремлевской притворством уже вполне можем приобщиться и мы, даже в глубоком тылу.

Одним из наших общих достижений в этой войне является то, что Украина едва ли не впервые за всю историю своей освободительной борьбы является признанным субъектом мировой политики, а не только объектом чужих интересов. Да, мы не единственный субъект, и в чем-то не самый сильный, но все же такой, с чьей позицией все больше считаются в первую очередь друзья, а потом и враги.

Принцип "ничего об Украине без Украины" еще три месяца назад был нашей просьбой, в которой нам регулярно более или менее вежливо отказывали. Но после битвы за Киев этот принцип никто, кроме Кремля, уже даже мысленно не ставит под сомнение. С нами советуются, нас слышат, нам могут советовать, но все же стараются не диктовать.

Читайте такжеПочему Запад не отдаст Путину Украину

Поэтому то, насколько сильно нас сейчас начнут "нагибать" на компромисс с РФ, в значительной степени будет зависеть от того, насколько мы сами здесь будем едины в своем неприятии капитуляции и насколько громко и четко сможем донести эти месседжи.

В этом смысле очень порадовала реакция Банковой на "мирные инициативы" агентов Кремля. Пока она не просто красива – она безупречна и, кажется, вполне искренна.

И здесь также следует помнить, что в этом случае наша власть является именно выразителем общественных настроений.

В конце концов, тот же российский план нашей капитуляции и "финляндизации" Украины, который нам сейчас пытаются продать в обертке "плана Драги", еще два месяца назад фигурировал в Стамбуле с подачи украинской делегации.

Тогда Кремль был не готов принять даже такое соглашение, требовал полной и безусловной капитуляции. Пока же в результате нашей борьбы этот неприемлемый для России план стал казаться Кремлю спасительной соломинкой под угрозой полного поражения.

Помните, как мы тогда решительно выступили против подобного "компромисса"? Всякая критика "плана Арахамии" тогда воспринималась Банковой едва ли не с обидой. Но мы выстояли, россияне помогли нам в этом своими чрезмерной наглостью и прожорливостью – и вот сейчас уже Банковая реагирует на тот же план именно так, как на него реагируем мы, и мы можем вполне искренне гордиться действиями нашей власти в этой непростой ситуации.

Читайте такжеТри козыря Путина: почему война в Украине может погрузить мир в хаос

Поэтому именно от нас зависит, насколько устойчивым будет сопротивление нашей власти – она опирается именно на общественное мнение. Пока мы будем едины в своем неприятии капитулянтского "компромисса" – до тех пор можем быть спокойными и за официальную позицию Украины.

Более того, именно наша публичная позиция будет весомым аргументом на переговорах для украинских делегаций всех уровней: западные общества являются демократиями и очень хорошо понимают, до какой степени руководители государства могут быть независимыми от общественного мнения, а где нет смысла даже пробовать убедить лидеров страны – надо говорить только со всем народом, который имеет непоколебимую позицию. Как бы ни давили на нашу власть агенты Кремля на Западе, следует обеспечить ей возможность всегда сослаться на нас, как на ту силу, которая не позволяет никакого компромисса с оккупантами и военными преступниками и настаивает на войне до победы.

Ну и в конце концов, на самом Западе должны услышать наши голоса. Среди читателей этого текста многие сейчас надолго или временно за границей. Нужно каждому из нас на всех возможных площадках, от Интернета до улиц и площадей западных городов, доносить наши месседжи относительно реальных последствий того, что продают как "компромисс" и "сохранения лица Путина", и что на самом деле является победой зла и поощрением и Путина, и всех остальных диктаторов сколько угодно повторять агрессии везде, где они сочтут себя достаточно сильными.

Это следует с настойчивостью дятла и с терпением воспитателя в детсаду насаждать в сознание всех тех на Западе, с кем каждого из нас сводит судьба. Потому что именно общественное мнение является определяющим при принятии окончательных решений в странах свободного мира.

Напоследок с западного фронта снова бросим взгляд на восточный. Может сложиться впечатление, что только события на Западе влияют на наши возможности на Востоке. Это влияние очевидно, и сейчас российское контрнаступление достигло по крайней мере одного тактического успеха – существенно затормозило поставки нам ряда видов оружия.

Читайте такжеКак война в Украине встряхнет ЕС и сломает планы Путина в Старой Европе

Пока что нет окончательного решения способствовать именно нашей полной и безоговорочной победе, нам "стесняются" давать то оружие, которым можно доставать вражеские аэродромы, сбивать стратегические бомбардировщики, тем более даже речи пока не ведут о предоставлении самолетов.

Фактически поставки оружия нам гораздо больше соответствуют концепции "не дать России победить Украину", чем "помочь Украине полностью разгромить Россию".

Если шансы контрнаступления Кремля достичь стратегического успеха – заставить Запад дожать капитуляцию Украины – я оцениваю крайне скептически, где-то как шансы их армии взять Киев (хотя опять-таки, как и в случае с Киевом, нужно наше активное противодействие на всех уровнях, само оно не "рассосется"), то вот тактические успехи из-за срывов поставок оружия россияне уже имеют.

Эти успехи можно сказать двухуровневые: по ряду крайне важных для нас видов вооружения Россия смогла пока что в целом поставить вопрос "на паузу", то есть отсрочить даже принципиальное решение вопроса "давать или не давать?". Кремлю удалось сделать военно-технический вопрос о номенклатуре вооружений вопросом военно-политическим, перевести его в плоскость вопроса "до какой степени можно загонять крысу?".

Относительно других вооружений, которые ну никак не подходят к "политизации вопроса", Россия руками своих агентов влияния просто тормозит уже анонсированные поставки, срывает сроки поставок и максимально использует выигранное таким образом время как для политического давления на Украину с целью принудить к "компромиссу", так же и для развития наступления на Донбассе.

Что мы можем этому противопоставить?

Очень многое решится на нашем горячем фронте. Он не только зависит от событий на фронте Западном, но и сам в значительной степени влияет на него.

Важной составляющей кремлевского наступления является распространение месседжа о "фантастичности" и "нереальности" сценария полного разгрома РФ. Этот месседж с надутыми щеками повторяют те же военные эксперты, которые три месяца назад так же серьезно убеждали, что Киев продержится три дня, а вся Украина – две недели.

Именно поражение русских под Киевом полностью изменило политический расклад на Западе и, в частности, разблокировало поставки нам тех видов оружия, о которых до того даже разговоров не вели.

Читайте такжеРоссия готова поджигать Европу: как отказ Украины капитулировать испортил серьезным людям планы

Поэтому чем дольше наши защитники выдерживают и сдерживающие русское наступление на Донбассе, чем чаще из-под Харькова и Херсона будут приходить новости о наших контрударах – тем проще будет нашим дипломатам и твердо настроенным англо-американским союзникам переламывать российское информнаступление на западном фронте.

Ну а мы с вами каждый на своем уровне должны разворачивать кампанию давления на общественное мнение в странах Запада. В отличие от наивной и, извините, невзрослой кампании "закройте нам небо", кампания "дайте нам оружие победы" имеет гораздо больше шансов на успех и должна стать одним из противовесов кремлевскому информационному наступлению.

Так что как и в отношении Востока – без паники и отчаяния. На Западе идет война, в ней также удары наносим не только мы, но и наши враги. Держим удары и бьем в ответ, каждый, как может, на своем уровне. И рано или поздно победим, хоть и не так быстро, как каждому из нас мечталось – зато неотвратимо.

Евгений Дикий, бывший командир второй роты 24 батальона "Айдар", глава Национального антарктического научного центра

Реклама
Поддержите Главред

Последние новости

Реклама
Реклама
Реклама
Мы используем cookies
Принять