Украина – в опасности, но не она является целью Кремля

Сегодня не осталось тех, кто считает, что нормандский формат способен урегулировать конфликт России и Украины. Это и создает риски, и приближает нас к более разумному решению.

Украина не является целью Кремля, но это не уменьшает угрозу для нее
После ультиматума Западу Кремль не пойдет на переговоры и не уступит / Фото Reuters

Кремль вслед за ультиматумом о гарантиях, объявленным Западу, предпримет какой-то агрессивный шаг, по крайней мере, США уверены в этом. После ультиматума российское руководство не пойдет на переговоры и не уступит. А если Кремль не пойдет на компромисс, это значит, что Путин будет обострять ситуацию, чтобы привести ее к выгодному для себя варианту.

Важно подчеркнуть, что не Украина является целью Кремля. Цель Путина – пересмотр концепции глобальной безопасности.

Однако Украина находится в наиболее опасном положении. Множество алармистских публикаций говорят о том, что Россия планирует уничтожить Украину как государство, что хочет путем военной угрозы сменить власть в Киеве, что Кремль в ответ на отказ Запада общаться с ним, введет войска в ОРДЛО и присоединит Донбасс к России. Безусловно, Кремль может что-то предпринять в отношении Украины, но при этом его стратегия направлена не на то, чтобы победить Украину – такой сценарий прямо противоречит его стратегии.

Путин хочет добиться, чтобы примерно десять лидирующих стран мира образовали новую конфигурацию, которая признает интересы России в сфере безопасности и будет готова менять глобальную архитектуру безопасности.

Поэтому российское руководство хочет запугать Германию, Францию и Швецию, чтобы обеспечить их молчание и нейтральность относительно этой затеи. Также в Москве хотят заручиться поддержкой Китая, Ирана, Индии и, возможно, еще нескольких стран Тихоокеанского бассейна. Кроме того, Кремль хочет дать понять Байдену и его администрации, что готов пойти на прямой конфликт с Соединенными Штатами.

Будет ли Кремль в ближайший месяц осуществлять какую-либо военную операцию против Украины? На мой взгляд, нет. Следует опасаться не военной операции, а одного из тех 18 сценариев, которые уже просчитаны американскими правительственными экспертами. США предусмотрели все ходы, которые дальше может предпринять Кремль после ультиматума и которые потребуют ответа со стороны Запада. При этом прямой военный удар по Украине – это один из последних сценариев из этих 18-ти.

Читайте такжеСтоит ли ждать вторжения России в Украину – интервью с Олегом Ждановым

Тем не менее, в США и политики, и СМИ постоянно предупреждают о том, что Россия якобы готовит вторжение в Украину. Администрация Байдена с апреля 2020 года начала проводить новую стратегию в отношении Кремля. Эта стратегия сводится к тому, что нужно изменить имидж Кремля и прочно приписать ему имя агрессора. Это довольно перспективная стратегия, потому что в течение долгого времени после 2014 года Кремль оставался как бы посредником или стороной конфликта, а слово "агрессия" относительно действий Кремля на международном уровне упорно избегали. Байден поставил цель так переконфигурировать ситуацию, чтобы Кремль непрерывно связывался со словом "агрессор", что и происходит.

Именно поэтому контроль над передвижением российских войск стал таким неусыпным со стороны американских спецслужб и НАТО.

Читайте такжеКакой может быть война России против Украины: три сценария

Это было правильное решение Вашингтона, потому что минские переговоры окончательно зашли в тупик – из минского формата нет выхода ни к какому будущему.

Офис президента Зеленского в начале 2021 года столкнулся с тем, что все его мирные инициативы оказались для Кремля неприемлемы, и российское руководство отказалось дальше участвовать в разработке дорожных карт по урегулированию ситуации вместе с Киевом, немецкой и французской дипломатией. Тогда-то, на мой взгляд, Зеленский и его аппарат решили игнорировать Минские соглашения до тех пор, пока не сложится другая ситуация. Процесс пошел, и сейчас мы находимся лишь в его середине.

Читайте такжеПутин сломает себе шею в Украине, если полезет с широкомасштабной войной

Сегодня уже никто не считает, что с помощью нормандского формата можно выйти из сложившейся ситуации. Этим все и опасно. Но, вместе с тем, это приближает нас к более разумному решению, чем мертвая "формула Штайнмайера", которая не в состоянии поспособствовать решению проблемы.

Александр Морозов, политолог, сотрудник Центра российских исследований Бориса Немцова (Карлов Университет, Прага), специально для Главреда

Реклама
Поддержите Главред

Последние новости

Реклама
Реклама
Реклама
Мы используем cookies
Принять