Стрельба в Днепре: что побуждает военных нападать на сослуживцев

Закрытые структуры не выносят проблем наружу. Для них главное, чтобы по бумагам не было никаких отклонений, из-за чего аналогичные случаи часто замалчиваются.

false
20-летний Артемий Рябчук, которого подозревают в расстреле военных на Южмаше, был задержан правоохранителями / коллаж УНИАН

В четверг, 27 января, на территории завода Южмаш в Днепре 20-летний солдат срочной службы открыл стрельбу по сослуживцам, в результате чего погибли пять человек и еще столько же были ранены.

В том, что произошло, может быть две главные причины.

Первая - неуставные отношения, что свойственно во многих похожих случаях, причем как среди срочников, так и среди контрактников. Здесь можно вспомнить ситуацию в Широкином в 2018 году, когда были расстреляны четверо морских пехотинцев, или на Кировоградщине в 2017 году, когда были расстреляны двое военных.

Вторая - проблемы, которые могли возникнуть у военного в его гражданской жизни. Например, проблемы с девушкой (что очень характерно для возраста задержанного), с родителями, или с финансами (например, по кредитам) и тому подобное, а триггером для этого могла стать чья-то неудачная шутка. Кроме того, все эти проблемы накладываются на напряженную ситуацию в Украине, потому что понятно, что давление того, что вот-вот начнется большая война влияет не только на гражданское население, но и на армейцев, причем у военных это давление может быть еще сильнее, потому это могло стать дополнительным фактором.

При этом я мало верю в "руку Москвы", потому что в этом случае надо взять конкретного солдата и начать давить на него, что выглядит слишком сложной затеей. Влияние России здесь может быть разве что информационным, но есть большие сомнения относительно того, что стрелок действительно мог быть российским агентом.

Если говорить о поведении человека в таких ситуациях, то есть две крайние модели - те, кто терпят до последнего, или же те, кто жалуются и пишут жалобы. Последних в армии не любят, из-за чего они могут навлечь на себя еще больше проблем.

То, что произошло в Днепре, когда человек начал наружу выталкивать свой негатив и экстраполировал проблемы на сослуживцев, является проявлением внешней агрессии. Но есть и внутренние причины, которые приводят к суицидам (и мы видим, что суициды - не такое уж и редкое явление в рядах армии и Нацгвардии). Но так или иначе, проблемы во всех случаях аналогичны.

Читайте такжеКровавый расстрел в Днепре: бойца НГУ могли травить сослуживцы - что известноПоследствия для злоумышленника понятны - в случае предъявленного обвинения в умышленном убийстве нескольких лиц ему может грозить минимум от 10 лет до пожизненного, потому что, скорее всего, когда человек прибегает к таким действиям, он делает это именно с умыслом и, как правило, все планирует. Но вопрос в том, изменится ли система, ведь закрытые структуры (армия и спецслужбы), как правило, не выносят наружу своих проблем. Для них главное - отчетность, чтобы по бумагам не было никаких отклонений, из-за чего аналогичные проблемы часто замалчиваются, подавляются на местах и не выходят на уровень выше командира подразделения.

Структура, которая не признает собственных проблем, обречена на то, что эти проблемы будут дальше ее расшатывать. Поэтому здесь главное - изменить саму стратегию и ментальность. И вот это - самая сложная задача, потому что и предыдущие вопиющие случаи не привели к каким-то коренным изменениям. И не исключено, что именно сейчас начнут говорить в основном о влиянии России, потому что для Украины в последнее время характерно сбрасывать на это, чтобы отбелить армию или Нацгвардию. Если так произойдет, то это будет означать, что подобные случаи будут происходить снова и снова.

Богдан Петренко, политолог, конфликтолог, специально для Главреда

Реклама
Поддержите Главред

Последние новости

Реклама
Реклама
Реклама
Мы используем cookies
Принять