Россия и Украина в 2022 году: почему не видно света в конце тоннеля

К годовщине создания СССР Россия может устроить в Украине любые провокации и даже теракты.

Россия продолжает распространять свою инфраструктуру присутствия на оккупированных территориях
В 2022 году вряд ли будут существенные сдвиги в урегулировании ситуации на Донбассе и решении проблем с Россией / GettyImages

В 2021 году мы наблюдали стагнацию российско-украинских отношений и две мощные эскалации, которые можно рассматривать как прелюдию к вероятной агрессии России. Дважды РФ показала Украине и миру, что для нее сценарий большого наступления вполне приемлем. Заявления и действия России были четко недружественными, провокационными, агрессивными как по отношению к нашей стране, так и по отношению к Евросоюзу и Соединенным Штатам Америки.

Россия в 2021 году осуществила ряд шагов, направленных на отторжение от Украины Крыма и Донбасса: ввела в действие указ президента РФ о сертификации товаров, произведенных на территории Донбасса, ускорила паспортизацию населения ОРДЛО, узаконила, с точки зрения российского законодательства, нормативные акты о военном присутствии и возможности не скрывать своих кадровых военных на территории Донбасса. Все это указывает на то, что Россия продолжает распространять свою инфраструктуру присутствия на оккупированных территориях. А, следовательно, в 2022 году мы вряд ли получим существенные сдвиги в урегулировании ситуации на Донбассе.

Россия продолжает поставки вооружения и боеприпасов на оккупированные территории – уже 105-й "гуманитарный конвой" прибыл на оккупированный Донбасс, очевидно, с техникой и боеприпасами.

Кроме того, Россия не отвела вооружение от границы с Украиной, несмотря на все обещания Путина, что никакого наступления не будет. Из-за этого сохраняется взрывоопасная ситуация на границе.

Плюс – усиливается присутствие россиян на Донбассе, давление на неугодных в Крыму и зачистка политических оппонентов.

Итак, в 2022 год мы входим с повышенным градусом отношений с Россией. Вряд ли стоит надеяться на то, что 2022 год станет годом сдвигов. Напряжение сохранится, будет оставаться "мерцающий" конфликт, когда будет происходить то усиление, то ослабление военного противостояния на линии разграничения. Не исключаю нескольких попыток эскалации, как это было в этом году – с угрозой вторжения. Возможны военные провокации на линии разграничения, а также создание дополнительных рычагов энергетического влияния на Украину, в частности, из-за прекращения импорта белорусской электроэнергии и других транзитов и транзакций, которые так или иначе идут через российские офшоры или подконтрольные россиянам коммерческие структуры. К тому же, будет сохраняться энергетический шантаж Запада.

Поэтому 2022 год будет годом испытаний для Зеленского: ему придется балансировать между обещаниями скорого мира и реальным положением дел. Пойти на реализацию политической части Минских договоренностей Зеленский не сможет, поскольку игнорирование части безопасности приведет к дестабилизации в Украине и появлению новых вызовов для безопасности. Поэтому 2022 год – это год повышенных опасностей для Зеленского.

Читайте такжеЧетыре причины, почему Россия готовит наступление на Украину

Кроме того, есть еще и символический риск – годовщина образования Советского Союза. У Путина достаточно мифологизированное мировоззрение, и для него знаки и символы являются важными в контексте русской мифологии "собирателя земель" и "вставания с колен". Соответственно, годовщина создания СССР является знаковой, и под эту дату возможны любые провокации и любые действия, направленные на эскалацию ситуации на линии разграничения, военные провокации в Крыму и на юге Украины, попытки активизировать подполье, теракты и прочее.

Пока терактов на территории Украины почти нет, но я не исключаю, что в 2022 году они могут произойти, поскольку это один из инструментов дестабилизации внутриполитического процесса для подталкивания Зеленского к определенным действиям. К этому Россия прибегнет, когда будут исчерпаны все возможности внешнеполитического дипломатического давления на Киев.

Также нам еще нужно как-то пережить отключение украинской энергосистемы от российско-белорусской и пребывание ее в тестовом автономном режиме. Это должно произойти как раз в феврале перед подключением к европейской энергосистеме. А у нас есть критический дефицит электроэнергии, угля, газа, а также проблемы с менеджментом в энергетическом секторе (мы видим постоянные скандалы и кадровые войны вместо решения проблем с углем и газом со стороны Министерства энергетики). Это также может привести к целому витку проблем, в частности, отключению бытового потребителя. Помимо веерных и аварийных отключений или перегрузки энергосистемы, мы можем столкнуться с мощным кризисом и гуманитарными вызовами вроде тех, которые в свое время были в Алчевске, когда двое суток не было света и тепла. Это очень тревожные звоночки.

Посмотрим, как наша власть пройдет этот этап и преодолеет вызов, сможет ли она не предоставить Путину лазейки, которые позволят ему вмешаться во внутриполитическую ситуацию в Украине. Этим тоже будет определяться характер событий следующего года.

Россия в основном применяет "стратегию гопника" – надавить, чтобы посмотреть, как мы будем реагировать. И эта стратегия почти не изменилась. Россия и дальше провоцирует ситуацию, давит, смотрит на реакцию Украины и Запада, а потом или бьет, или ищет другой сектор, где можно попробовать сделать то же самое: провоцировать, давить, легонько ударить, куснуть, пнуть и посмотреть, как мы будем реагировать.

Например, Россия впервые за многие годы применила авиацию для разведки на нашей территории вблизи Мариуполя, начала применять ДРГ (диверсионно-разведывательные группы), начала создавать опасные вызовы с Приднестровья (усилились вылазки на территорию Украины, информационные кампании, кампании по дезинформации) и тому подобное. В "серой зоне" и вблизи линии разграничения Россия провоцирует бытовые бунты, которые впоследствии начинают выдвигать политические требования: невыплата зарплат, вопросы бюджетников, тарифы, отключения и тому подобное. Все эти инструменты РФ значительно усилились и стали системными.

Читайте такжеУкраина для Путина - кость в горле: либо проглотит, либо задохнется, потеряв ее

Мы же при этом действуем не на опережение, а рефлекторно, лишь реагируем на то, что произошло. Где-то мы успешно реагируем, где-то не замечаем, а потом нам прилетает. Мы должны изучать слабые места в нашей обороне, всегда ожидать возможного удара от русских, блокировать его и не дать ему углубляться или нанести серьезный ущерб экономике и обороноспособности.

Что касается переговорных процессов по Донбассу, критическая ситуация сложилась с нормандским форматом: он бездействует. При этом минский процесс заблокирован.

В Вашингтоне несколько раз подчеркнули, что не видят возможности расширения нормандского формата на уровне официального присутствия США как полноправного участника переговорного процесса, то есть Байден не будет пятым в переговорах в нормандском формате.

Возможно, дальше будет нормандская четверка плюс один, то есть США будут там в качестве наблюдателя. Кстати, такая формула существует в приднестровском урегулировании – 5+2, где двое наблюдателей, то есть Евросоюз и ОБСЕ (по большому счету США). У нас возможен вариант 4+1, где на уровне руководителя Госдепа США американцы будут участвовать в работе какого-то из видов саммитов нормандского формата.

Но пока даже на такой формат в Вашингтоне смотрят не слишком оптимистично.

США и Россия сейчас говорят о необходимости налаживания работы уполномоченных по стратегической стабильности – это первая позиция, которая должна насторожить Украину. Ведь поиск этой стратегической стабильности может привести к тому, что создадут модель без должного учета интересов Украины – у США более широкий горизонт их собственных интересов, и они могут расходиться с позицией Киева.

Кроме того, США не станут единственным игроком процесса по урегулированию ситуации на Донбассе. Без Европы Штаты этого делать не смогут в силу разных причин. Прежде всего это потребует от них большего присутствия – экономического, политического, военного. А США на это идти не хотят – они заинтересованы в том, чтобы это делалось в основном за счет европейцев, поэтому американцы будут подталкивать к большей активности французов и немцев.

Читайте такжеСтратегическая стагнация и невыполнение обещаний: чем 2021 год запомнился партнерам Украины

Итак, подмена нормандского формата форматом Москва-Вашингтон вряд ли состоится. Но активизации диалога между Вашингтоном и Москвой можно ожидать. И здесь важно, насколько мы будем искренними в сотрудничестве с американцами. Ведь, например, сначала мы заваливаем назначение главы САП, что является политической ответственностью действующего руководства Украины перед США и нашим обещанием американцам, а потом говорим: "Ой, извините, нас тут Россия давит – дайте нам оружие и деньги". На что мы можем надеяться, если не выполняем "домашнее задание"? В этой ситуации нельзя недооценивать политических обещаний, которые даются властями Вашингтону. Поэтому наше сотрудничество с американцами должно быть максимально мощным и глубоким, чтобы не допустить существенных перекосов в ущерб нашим интересам.

Виталий Кулик, директор Центра исследований проблем гражданского общества, специально для Главреда

Реклама
Поддержите Главред

Последние новости

Реклама
Реклама
Реклама
Мы используем cookies
Принять