Путин уже может не спешить с Союзным государством

Лукашенко полез купаться - потому что Путин так захотел. И этим продемонстрировал, что окончательно превратился в кремлевского сатрапа.

Лукашенко
Лукашенко полез купаться - потому что Путин так захотел / Пул Первого

Демонстративное купание белорусского президента Александра Лукашенко в Черном море во время неформальной встречи с российским президентом Владимиром Путиным в Сочи стало кульминацией двухдневного пребывания Лукашенко в России и продемонстрировало то, что происходит в российско-белорусских отношениях лучше, чем любые официальные заявления глав государств.

Когда Владимир Путин предложил Александру Лукашенко купаться – в самом начале их переговоров – многие наблюдатели считали это скорее оговоркой российского президента, даже шуткой: какое купание при температуре воды +16 градусов?

Но Лукашенко полез купаться - потому что Путин так захотел. И этим продемонстрировал, что из норовистого руководителя дружественного России государства окончательно превратился в Кремлевского сатрапа, наместника покоренной провинции, которая пока сохраняет атрибуты государственного суверенитета. И это – главный итог встречи президентов, состоявшейся сразу же после скандала с посадкой в Минске рейса авиакомпании Ryanair и задержания блогера Романа Протасевича и его девушки Софии Сапеги.

Перед переговорами с белорусским коллегой Владимир Путин сказал о том, что сейчас, вероятно, определяет российскую позицию в отношении Беларуси и ее президента.

Читайте такжеВ МИД объяснили, почему на встрече Байдена и Путина не состоится сделка по Украине

"Мы с вами занимаемся вопросами строительства Союзного государства, мы делаем это, как и договаривались, несмотря на то, чтобы обеспечить интересы как Беларуси, так и России. Двигаемся в этом направлении уверенно... Вопрос только в том, чтобы делать все последовательно, не спешить, не забегать вперед, а действовать поэтапно", – обратился российский президент к гостю.

Вот это "не торопиться" и стало важнейшим путинским заявлением на встрече с Лукашенко.

Ранее Кремль постоянно спешил, стремился форсировать интеграционные вопросы, побуждал Лукашенко обсуждать "интеграционные карты", настаивал на необходимости наполнения существующего уже несколько десятилетий Союзного государства реальным содержанием. И в этой спешке была своя обоснованность.

После многих лет фактической изоляции на международной арене Лукашенко постепенно стал выходить на новый уровень отношений с Западом. Во многом ему помогли действия Кремля в Грузии и Украине. На фоне готового действовать с позиции силы российского президента Лукашенко стал казаться умеренным автократом, заинтересованным в уменьшении зависимости от Москвы.

Читайте такжеСделка Байдена и Путина: дипломат назвал сценарий мира между Украиной и Россией

Лукашенко демонстрировал отличную от Путина позицию в украинском кризисе: когда после бегства из Киева президента Виктора Януковича в российской столице называли новую украинскую власть "хунтой", белорусский президент встретился с тогдашним исполняющим обязанности президента Украины, председателем Верховной Рады Александром Турчиновым.

Он вновь начал совершать поездки в западные столицы, в Минске побывали государственный секретарь США Майк Помпео и помощник президента США по национальной безопасности Джон Болтон. Еще в 2014 году белорусская столица стала площадкой для поиска компромисса по Донбассу, именно тогда в Минске побывали Федеральная канцлер Ангела Меркель и президент Франции Франсуа Олланд.

От Лукашенко для дальнейшего улучшения отношений с США и Евросоюзом нужно было провести честные выборы в своей стране. Но именно этого он и не мог сделать, так как, вероятно, не мог на честных выборах победить. И фальсификация итогов последних президентских выборов в Беларуси, сопровождавшейся массовыми протестами граждан и разгоном этих протестов силовыми структурами, привела к полному разрыву отношений Лукашенко с западными странами, гораздо серьезнее, чем в 90-е годы прошлого века.

Тогда Лукашенко обвиняли в разгоне парламента страны, подозревали в причастности к пропаже известных оппозиционеров. Но легитимность самого президента Беларуси под сомнение не ставили. А вот сейчас многие страны Запада, практически все соседи Беларуси, кроме России, отказываются признать Лукашенко законным главой государства. И в этой ситуации у белорусского президента осталась одна дорога – в Кремль.

Захват самолета авиакомпании Ryanair еще больше усугубил ситуацию, в которой оказался белорусский правитель. До этого события в Беларуси воспринимались на Западе как демонстрация авторитаризма и произвола власти в одной из бывших советских республик – но, по большому счету, сами эти события не выходили за пределы региона, в котором постоянно происходят столкновения граждан с авторитарными режимами.

То, что один из этих режимов может заставить приземлиться на своей территории самолет, направляющийся из одной страны Европейского Союза в другую – только для того, чтобы захватить оппозиционного журналиста стало для западных политиков и общественного мнения настоящим шоком. Стало очевидно, что на эту белорусскую ситуацию необходимо реагировать немедленно и жестко – иначе подобные действия могут стать практикой для других авторитарных режимов и международное воздушное пространство превратится в зону активности их спецслужб.

Но Владимир Путин мог следить за этой ситуацией с очевидным удовольствием – независимо от того, участвовали ли российские спецслужбы в операции своих белорусских коллег или же только наблюдали за ней.

Действия Лукашенко в авиационном пространстве полностью исключают возможность налаживания диалога белорусского президента с цивилизованным миром даже в отдаленной перспективе, Лукашенко сам превратил себя в партию, а свою страну – в еще один Крым - регион, который живет под особыми западными санкциями, которые можно сравнить даже с санкциями, задействованными против самой России. Только в отличие от Крыма, аннексированного Россией, Беларусь имеет формальные атрибуты государственного суверенитета.

Но теперь в Кремле могут считать, что сохранение или лишение Беларуси этих атрибутов будет зависеть уже не от белорусской, а от российской власти.

Теперь Владимир Путин может никуда не спешить с решением о том, какими бы он хотел видеть в будущем российско-белорусские отношения.

Нужна ли ему Беларусь как "антитеза Украины" – главный и преданный союзник Кремля на постсоветском пространстве. Или же лучше будет добиться объединения двух стран в единое государство, сделать из Беларуси "второй Крым" накануне каких-то президентских выборов в России - для подтверждения статуса Владимира Путина как "собирателя русских земель".

И теперь, конечно же, будет очень большой иллюзией продолжать считать режим Лукашенко гарантом ненападения России на Украину с территории Беларуси. В конце концов, Лукашенко никогда и не был таким гарантом. Он всегда торговал с Кремлем своими отношениями с Украиной или Грузией. Но всегда был готов обменять нашу безопасность на сохранение своей власти или просто на банальные подачки для своего режима.

А теперь, собственно, и эта торговля закончилась.

Буквы

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Популярное
Ученые рассказали, когда лучше всего пить кофеУченые рассказали, когда лучше всего пить кофе Отрезали руки и гениталии: стало известно, как боевики ЛДНР издевались над пленными украинцамиОтрезали руки и гениталии: стало известно, как боевики ЛДНР издевались над пленными украинцами Дмитрий Комаров рассказал о съемках 6 выпуска шоу "Мандруй Україною з Дмитром Комаровим"Дмитрий Комаров рассказал о съемках 6 выпуска шоу "Мандруй Україною з Дмитром Комаровим" Беспредел и военное кумовство: как закон о побратимах превращает армию в ОПГБеспредел и военное кумовство: как закон о побратимах превращает армию в ОПГ Святослав Вакарук и Ляля Фонарева разводятся - что известно о биографии и жизни стилисткиСвятослав Вакарук и Ляля Фонарева разводятся - что известно о биографии и жизни стилистки

Последние новости

Реклама
Реклама
Реклама
Мы используем cookies
Принять