Путин остерегается Эрдогана, или Почему переноса ТКГ из Минска не будет

Россия ищет отговорки по переносу переговоров в ТКГ в Стамбул, потому что Путину невыгодно укрепление позиций Эрдогана.

false
Между Путиным и Эрдоганом сохраняется тихое нервное перемирие / Reuters

Глава украинской делегации ТКГ Андрей Костин заявил о том, что на недавнем заседании рассматривали возможность проведения следующих очных встреч в турецком Стамбуле.

Сама тема переноса должна быть еще неактуальной, поскольку полным ходом продолжаются карантинные ограничения из-за новой ковидной вспышки, из-за чего возвращение к очному режиму встреч выглядит нелогичным.

И никто бы не играл в историю, где проводить заседание, если бы не одно "но" - желание России плести свои интриги, потому что иначе это не назвать. Россия начала настаивать на реальных, а не онлайн-встречах, потому что имела целью затянуть процесс. Ведь ей не очень выгодно проводить ряд заседаний из-за отсутствия аргументов - российская делегация может хамить, выставлять своих "псов" из Донецка и Луганска, но аргументов нет. Именно из - за РФ удобно срывать заседания-время от времени они на них соглашаются, потом снова срывают, из-за чего им хотелось найти виноватого. Это стандартная российская практика - предлагать вернуться к нормальному режиму работы, а Украина, мол, отказалась.

Но оснований для возврата не было, не говоря уже о том, что в России прекрасно понимают, что не только для Украины, но и для ОБСЕ возвращение в Минск на официальную платформу, которая обеспечивается нелегитимным президентом Беларуси, является неприемлемым.

Россия на этой провокации даже начинала набивать себе баллы, но тут, как всегда все пошло наперекосяк. В частности из-за заявления Эрдогана, который заявил, что в случае вторжения России в Украину, независимо от наличия совместных контрактов с РФ, поддержит позицию НАТО (потому что Турция является членом Альянса) и окажет помощь Украине во всей необходимой полноте.

То есть Эрдоган, вероятно, после консультаций с коллегами по НАТО, сделал предложение, которое полностью разрушало российские намерения. Хотя логистически разницы между Минском и Стамбулом или Анкарой практически нет - время перелета отличается на 40 минут, что в данном случае является смешным показателем. Россия начала истерику, что для нее этот маршрут почему-то логистически невыгоден и это при том, что ранее вполне серьезно рассматривались в качестве замены Минска Астана или Алматы и Россия была не против (хотя до них лететь значительно дольше).

Поскольку на турецком направлении работает гражданская авиация, перелеты несложные с обеих сторон, поэтому проблем с проведением заседаний возникнуть не должно. А Россия начинает от этого убегать, потому что ее шантаж и блеф были раскрыты.

Ведь напрямую отказать Эрдогану и сказать, что Турция политически неприемлема, россияне не могут, ибо они во многом от него зависят, а Путин его остерегается.

Читайте такжеЭрдоган объявил о помощи в разрешении конфликта России и Украины и назвал главные цели АнкарыНезависимо от того, что ответит Россия, когда ее поставили перед фактом, в ближайший год перехода на работу в минских группах не произойдет, потому что это будет неадекватным решением в нынешней ситуации в мире. Но в целом это направление было бы приемлемым не только потому, что это выгодно с точки зрения логистики, но и потому, что Турция не является политическим антагонистом ни одной из сторон.

Однако сама работа минских подгрупп проходит в автономном режиме, они не завязаны на стране пребывания. Это, скорее, психологический фактор - как говорится, родные стены вдохновляют. Для террористов из ОРДЛО после того, как Лукашенко фактически занял российскую позицию, Минск до известной степени и является "родными стенами". Так же, как и для россиян, потому что Минск теперь является фактически федеральным округом Российской Федерации. Но руководство государства, где проводятся договоренности, прямого влияния не имеет вообще, за исключением того, что в переговорную группы будет включен тот, кто уже обвинен или осужден украинским судом - единственное, что Турция, возможно, будет отслеживать таких персонажей и не допускать их к процессам.

Так или иначе, для самой Турции стать такой площадкой было бы выгодно, по крайней мере потому, что для страны, которая выражает международные инициативы и на территории которой такие инициативы реализуются, получает некий моральный карт-бланш в мировой политике. То есть она становится как будто чуть выше того уровня, на котором она была раньше.

Например, в 70-х годах, когда Финляндия была очень осторожной и затравленной и находилась под определенным прессингом Советского Союза, после подписания заключительного акта Хельсинкских договоренностей, что стало основой создания ОБСЕ и нового безопасного порядка в мире, Финляндия со вторичной страны повысила свою международную субъектность на несколько порядков. Хотя, кстати, Финляндия напрямую никоим образом не была причастна к разработке этих договоренностей - она лишь предоставила площадку и инициировала подписание документа на своей территории.

Турция и так является очень серьезным фактором международной политики, но проведение подобных действий делает ее однозначным лидером в Черноморском регионе и придает ей геополитический вес.

И именно это не устраивает Россию, потому что укрепление Эрдогана для России - очень опасная штука. Сейчас у них тихое нервное перемирие. Например, Эрдоган может сбить российские самолеты, когда ему это вздумается и знает, что ему ничего за это не будет. Россия несколько месяцев запрещала летать россиянам в Турцию, но они все равно туда добирались через иностранные турецкие компании и поставляли турецкие апельсины и помидоры как белорусскую продукцию, из-за чего Россия была вынуждена дать задний ход. То есть у России нет козырей против Турции.

Тарас Чорновил, политический аналитик, бывший народный депутат Украины, специально для Главреда

Реклама
Поддержите Главред

Последние новости

Реклама
Реклама
Реклама
Мы используем cookies
Принять