Второй этап войны окончательно завершился, и в нем мы победили

Эта победа досталась нам очень недешево, потери выросли в разы по сравнению с первым месяцем. Но для россиян это поражение более болезненное, чем первое.

Второй этап войны окончательно завершился, и в нем мы победили
Второй этап войны окончательно завершился, и в нем мы победили / Фото УНИАН

Мы выдержали 5 месяцев великой войны, и россия признала, что дела на фронте для нее не просто плохи, а скорее намного хуже, чем даже я себе представлял.

Это признание прозвучало дважды - сперва залпом "калибров" по порту Одессы, затем истеричным голосом Орбана.

Удар по порту имеет смысл (а он должен иметь смысл – "калибров" осталось немного, их считают поштучно, и не тратят на второстепенные задачи) лишь при условии, что кремль пока что категорически не хочет выпускать на мировой рынок наше зерно. Угроза голодом в "третьем мире" - мощнейший аргумент Москвы, которым та давит на Запад, чтобы Запад в свою очередь давил на нас и вынуждал к невыгодному Украине прекращению огня. Похоже, россияне не думали, что мы подпишем очень неудобное для нас соглашение о "хлебном коридоре", и планировали дальше делать нас "виновниками афроголодомора" и выторговывать себе послабление санкций, а тут мы вдруг подписали – и пришлось срочно искать, как сорвать его, пока поток нашего хлеба не вырвался на мировые рынки.

Ну, а речь Орбана просто не имеет других объяснений, чем как отчаянная последняя попытка блефа со стороны игрока, все карты которого уже гарантированно битые.

Заставить своего единственного союзника в ЕС и НАТО окончательно сжечь мосты и купить билет в один конец – ведь настоящий Запад никогда не простит Орбану такого выступления уже не в роли "то вашим, то нашим", но откровенно на стороне пуйла, все соответствующие выводы уже сделаны, оргвыводы придут в свое время, и сам Орбан не может этого не понимать, – вероятно, далось им непросто.

Читайте такжеМы должны сделать ракеты будут долетать до МосквыНо для москвы оказалось критически важным озвучить голосом условного "западного" политика (хоть после этого выступления Орбан окончательно перестал принадлежать к Западу) весь набор месседжей, суть которых сводится к одному – Байден, немедленно садись с россией за стол переговоров! Прекрати немедленно поддерживать Украину, и вместе с россией останови войну по сегодняшней линии фронта!

Садись за стол, прекрати огонь... иначе что? И вот как не анализируй озвученные месседжи, но единственная их рациональная трактовка звучит так: "потому что иначе Россия эту войну проиграет". Никакой другой, хоть немного касательной к реальной жизни, страшилки даже не смогли сгенерировать и озвучить.

Вообще следим за руками: на Западе в информационное поле вброшен новый месседж, который публично озвучил Орбан, а до того его на удивление синхронно "независимо друг от друга" запустили обозреватели в нескольких ведущих медиа. Суть месседжа проста: да, Россия не права, Украина права, но ведь Украина физически никогда не может выиграть войну у России, поэтому... и далее все выводы, которые логически вытекают из тезиса о "никогда не выиграет".

Так вот, чем истеричнее агенты кремля повторяют "украинцы никогда не выиграют!", тем очевиднее становится, что на самом деле русские поняли прямо противоположное: выиграют, и более того - понемногу уже выигрывают.

Что же такого произошло, что кремль спалил своего влиятельного агента, из тех, что еще остались в НАТО и ЕС? А случилось то, чего мы за усталостью почти не заметили – закончился второй этап войны. И закончился нашей победой.

Завершение первого этапа большой войны было ярким и очевидным - оккупанты бежали из-под Киева и в целом из северной Украины. Видимо поэтому мы подсознательно ожидали, что каждый последующий этап войны будет заканчиваться так же определенно и недвусмысленно.

Читайте такжеАгент Путина внутри ЕвропыВ этот же раз завершение выглядело не зрелищно - россияне просто объявили "оперативную паузу", при том что де-факто даже продолжают пытаться наступать на отдельных (правда с каждым днем меньших участках фронта на Донбассе. Но фактически произошедшее изменение является не менее весомым и" тектоническим", чем при завершении первого этапа.

Суть в том, что российское командование вновь радикально изменило и тактические военные цели, и тайминг их достижения. Если бегство от Киева означало, что россия отказалась от плана быстрой оккупации всей Украины (акцентирую на слове "быстрой" - глобальные цели РФ не менялись, и в дальнейшем остается вся наша страна, но теперь на это отводится не недели, а один-два года), то объявление "паузы" является признанием невозможности в ближайшей перспективе захватить даже весь Донбасс (что было целью второй фазы русской кампании, и на что отводилось время до конца июня).

Победа под Киевом была победой нокаутом, победа на Донбассе - "по очкам". Но это такая же весомая победа как и первая, потому что снова меняет всю стратегию и врагов, и наших союзников относительно дальнейшего хода войны.

Эта победа досталась нам очень недешево, потери выросли в разы по сравнению с первым месяцем. Но для россиян это поражение возможно даже более болезненное, чем первое - потому что его уже не списать на ошибки планирования с недооценкой врага, бардак первых дней "операции" и тому подобное: россияне шли на Донбасс подготовленные, после перегруппировки своих сил, на тех условиях, которые они нам навязали (полномасштабная фронтовая война в стиле Второй или даже Первой мировой) и которые считали для себя беспроигрышными. Имели абсолютное преимущество в тяжелой технике и особенно в артиллерии и боеприпасах. И при этом всем получили как максимум "пиррову победу" на Луганщине, где после месяцев ожесточенных боев и значительных потерь личного состава смогли занять Северодонецк и Лисичанск - и на этом выдохлись.

Читайте такжеПереговорный процесс с рф пока категорически невозможенВыдавливании ВСУ с лисичанского "выступления", с трех сторон окруженного оккупированными территориями, было очевидно достижимой задачей, и заняло на полтора месяца дольше, чем прогнозировалось, и очень дорого стоило наступающим частям. А дальше оккупанты уперлись в сплошную линию обороны от Славянска и Северска на севере до Авдеевки и Марьинки на юге - и сами поняли, что уже не имеют достаточных сил, в первую очередь личного состава, чтобы прорвать эту линию, разве что ооочень медленно (по словам известного террориста Гіркіна "до первих заморозков") прогибать эту линию по километру-два за неделю, и потратить на это все те пополнения, которые пока лихорадочно собирают военкоматы по всей РФ.

Окончательным сигналом завершения этой фазы войны стало появление на линии фронта первых "Хаймерсов", которые покрошили тыловые склады обеспечения и центры оперативного управления россиян в 70-километровой полосе за линией фронта, и заставили их срочно решать совершенно новые логистические проблемы.

Однако следует понимать, что не "Хаймерсы" стали победителями в битве за Донбасс - ее задолго до их прибытия выиграла наша пехота, отчасти набранная из рядов вчерашней терробороны и прямо из блок-постов переброшенная на самый страшный фронт в Европе после Второй мировой.

Именно беспрецедентный героизм нашей пехоты стал тем фактором, которого не просчитали ни враги, ни даже наши друзья: никто не считал возможным так долго выдерживать "огненный вал" артиллерии, никто не представлял, что можно месяцами держаться в окопах только с легким оружием и отбивать ежедневные танковые атаки и налеты вражеской авиации.

"Хаймерсы" стали "вишенкой на торте", красивым возмездием врагам за понесенные нашей пехотой огромные жертвы. Беспрецедентный героизм ВСУ на Донбассе привел к очередному перелому в ходе войны - только вот мы, очень уставшие от ежедневных потерь и немного "избалованы предыдущими яркими победами под столицей, как-то не заметили и не достаточно осознали масштаб этой "некинематографической" победы.

Сейчас продолжается условная оперативная пауза, в ходе которой обе стороны решают свои тактические проблемы - россияне ищут пути защитить свои тылы от ударов "Хаймерсов" и дальнобойной арты, которая "в час по чайной ложке", но все же поступает нам от союзников, и пытаются без объявления общей мобилизации как-то залатать дыры в личном составе, нанесенные нами за время боев на Донбассе и под Херсоном и Харьковом. Мы стараемся ускорить поставки оружия от Запада, и постепенно превращаем огромную (более чем достаточную чисто арифметически) массу мобилизованных новобранцев в реально боевые вновь созданные части (что требует больших материальных затрат плюс времени на обучение).

Читайте такжеЧто показал пятый месяц войныПауза будет крайне недолгой: обе стороны понимают естественные ограничения, которые определяют тайминг кампании. Не позднее середины октября начнутся осенние дожди, и обе стороны будут зимовать плюс-минус на той линии, которой достигнут в течение августа и сентября. Поэтому временные рамки для значительного подвижения линии фронта и территориальных приобретений крайне короткие, и очень скоро мы увидим очередную попытку достичь не локальных тактических, а стратегических целей путем больших прорывов и наступлений.

Надеюсь, что инициатива в этом будет на нашей стороне, и что поставленные цели будут достигнуты. Между тем еще раз отметим: второй этап войны окончательно завершился, и в нем мы одержали победу. Кажется, москва это осознает лучше нас, как это ни парадоксально пора уже и нам это осознать, и отдать дань героизму наших защитников.

Значит ли это, что конец войны не за горами и нам стоит готовиться к параду Победы? К сожалению, вовсе нет. В нашем длинном марафоне второй и даже скоро ожидаемый третий этапы станут, боюсь, что еще даже не половиной пути, который нужно преодолеть. Но каждая промежуточная победа делает все более необратимой ту одну, которая с большой П. И теперь она стала еще на шаг ближе.

Слава Украине!

Реклама
Поддержите Главред

Последние новости

Реклама
Реклама
Реклама
Мы используем cookies
Принять