Время думать о post-war, время после войны

Невероятное вдохновение и подъем, которые вызовет победа, нам нужно превратить в экономическое чудо.
Время думать о post-war, время после войны
Мы должны думать уже сейчас, какой будет Украина / Фото twitter.com/DefenceU

Сегодня, после блестящих успехов ВСУ на востоке Украины, победа над российским агрессором ощущается как дело времени. Вопрос начала войны: выстоим ли, трансформировался в другой: когда именно мы окончательно освободим нашу землю от российских оккупантов? Даже как никогда высока вероятность тактического ядерного удара не омрачает предчувствие, что мы однозначно победим. Вопрос лишь когда. И какой ценой...

Поэтому время думать о post-war, время после войны. И это побуждает к нескольким главным направлениям интеллектуальной рефлекции:

1. Восстановление или новостройка? Что мы построим на месте руин, которые оставляет после себя война? Действительно ли нам нужно восстановление, а разве руины зовут к возведению на них чего-то нового и футуристического? Действительно ли стоит отстраивать "Азовсталь" и понурые промышленные агломерации Донбасса? Или, как когда-то Дикое Поле, руины украинского Востока и Юга привлекать смельчаков, авантюрників и креативщиков, чтобы построить на них новую экосистему и новую жизнь?

2. Что делать с сосредоточением власти в одном центре, фактически в одних руках. Президент Зеленский безусловно заслужил свою невероятную популярность в Украине и мире. И концентрация всей власти в его офисе во время войны выглядит оправданной. Но, как известно, власть развращает. Абсолютная власть развращает абсолютно. В основе демократии лежит принцип сдержек и противовесов. Сегодня каких-либо сдержек и противовесов для Офиса президента не видно. И это плохая новость. Потому что победители нередко превращаются в диктаторов. Ленин, Сталин, Мао, Ким Ир Сен, Франко, Фидель Кастро... Очевидно желание интегрироваться в коллективный Запад (ЕС и НАТО) уменьшает риски превращения Украины в автократию, но ревизия конституционного дизайна государства после победы крайне желательна. Это как задача максимум. Как минимум нам крайне нужен не только украинский Франклин Делано Рузвельт, но и украинский Айк Эйзенхауэр. Украинцам также стоит задуматься, почему британцы сразу после победы выбрали своим премьером не Уинстона Черчилля, а Клемента Этли...

3. Невероятное вдохновение и подъем, которые вызовет победа, нам нужно превратить в экономическое чудо, известное в истории ХХ века как послевоенный экономический бум. Тогда более четверти века США и страны Западной Европы переживали непривычно длительное и резкий рост своих экономик (в среднем 4,8% в год). После войны нам позарез нужно украинское экономическое чудо!

4. Прочное экономический рост сочетался на Западе с ростом среднего класса. Послевоенный экономический бум характеризовало не только значительный рост национального багаства, но также его справедливое распределение между разными слоями населения. Мы должны помнить, что война лишила многих справедливых условий конкуренции, забрав жизни у одних, покалечив других, изувечив психику третьих, лишив жилья или бизнесов четвертых. И это означает, что государство должно создать финсовые и экономические стимулы для благотворительности: феномен волонтерства показал чрезвычайный потенциал украинцев помогать друг другу без вмешательства государства. Этот феномен следует институционализировать и стимулировать, в частности через альтернативное налогообложение: украинцы должны получить право платить часть налогов не государству, а непосредственно социально значимым проектам и NGO.

Из-за дыма пушек и боли потерь мы едва находим в себе силы думать о будущем. Война обжигает психику и требует сконцентрировать все силы ради победы. Но мы должны думать уже сейчас, какой будет Украина, за которую столько ее лучших сыновей и дочерей ежедневно отдают жизнь...

Реклама
Поддержите Главред

Последние новости

Реклама
Реклама
Реклама
Мы используем cookies
Принять