Русским уже страшно: впереди - поражение и темнота

Россия уже давно на том этапе войны, когда им безнадежно страшно - что бы они ни делали.
Русским уже страшно: впереди - поражение и темнота
Русские понимают, что проигрывают войну / newsonline24.com.ua

Не смотря на то, что над этой русской национальной идеей плодотворно работало миллионов сто граждан, водка никак не могла иссякнуть. А это значит, что для рядовых россиян (под руководством самого богатого человека мира) кроме жалкой жизни, единственным достижением которого является ее завершение не от алкоголя, ДТП с кортежем священника РПЦ или мордобоя за пожмаканий рубль, вообще не существовало угроз.

А теперь им страшно. Всем. И Симоньян страшно, и Соловьеву очень страшно. Тем, кто способен элементарно мыслить, даже страшнее за тех, кто где-то в тайге сейчас спит в обуви.

В российском телевизоре - люди, которые боятся больше, чем те, кого они пытаются убедить, что бояться нечего. Врачам страшнее, чем пациентам. Пунцовые лица выглядят так, словно их обладатели плачут за десять минут до эфира.

Пропагандисты уже прекрасно понимают, что им конец, а потому будут сидеть на этом муравейнике до конца. Готов поспорить, что кто-то из них потянет амбулу с цианидом еще до нашей Победы.

На фронт вместо Тимоти едут Хрюша и Степаша, хотя все трое созданы и используются одинаково.

Путина продолжают рисовать, меняя декорации. Российские олигархи, уверен, уже тщательно описали в дневниках, как их заставили поддерживать рашизм, чтобы потом махать ими в британских судах ради разблокирования денег на филиппинских горничных.

Патриарх Кирилл, возможно, даже впервые в жизни начал молиться.

Медведев, словно собака, продолжает бесцельно бегать за машиной. Лай уже не тот, но инстинкты все равно берут свое.

Лукашенко, похоже, пытался соскочить с этого поезда, который уверенно прет на остатки крымского моста, первым выбросив чемодан фирмы Макей и быстро поняв, что едет дальше - но уже без чемодана.

Тихий дон Кадыров борется с депрессией, награждая дочерей "орденами Кадырова".

По лицу Шойгу видно, что он с удовольствием умер бы от сердечного приступа, но "сердцу не прикажешь".

Патрушев засыпает и просыпается с мыслью как не закончить как Берия.

Медведчук после ужина в ялтинском ресторане забирает объедки с собой чтобы потом разогреть в микроволновке и просит официантов не выбрасывать кости от курицы, потому что надо еще покормить дома Киву.

Они так хотят, чтобы мы испугались жизни без света, но и этот шаг заставит их самих испугаться еще сильнее.

И своего ядерного удара они боятся больше, чем те, кого они хотят напугать.

Им страшно. Им очень страшно. Их ждет поражение, и от этой темноты они не спасутся. Даже если оставят нас всех без света, этот свет никогда не появится там. Потому что он наш.

Источник

Реклама
Поддержите Главред

Последние новости

Реклама
Реклама
Реклама
Мы используем cookies
Принять