Российско-украинская война – что дальше: почему никакого военного разгрома Украины не предвидится

К концу 2022 года-началу 2023-го Россия подойдет с массой озлобленного вооруженного народа, полным развалом фронта и тыла и катастрофой в верхах.

Третьего Минска, Стамбула и какого-либо другого мирного соглашения не будет
Над Россией нависла тень 1917 года / Reuters

Уже очень скоро возникнет вполне мейнстримный вопрос "И что дальше?", касающийся конфликта между Россией и Украиной. Возможно, его не будут задавать вслух, но, тем не менее, он станет основным вопросом для всех групп общества.

Вопрос непраздный, так как уже сейчас можно с крайне высокой долей уверенности зафиксировать минимум два промежуточных итога "спецоперации".

Первый – никакого военного разгрома ВСУ и Украины в целом не предвидится. Скорее, наоборот: пока кадровая армия воюет на передовой, в тылу активно готовится второй эшелон, собранный в ходе идущей мобилизации, и для вооружения которого сегодня идёт достаточно полноводный поток вооружений со всего Запада.

Второй итог вытекает из первого: никакого третьего Минска (Стамбула или чего еще) не предвидится. Мирного соглашения не будет. Первый и второй Минск были заключены на фоне несомненного и не вызывающего двузначных толкований военного разгрома Украины, а потому при всей их корявости и неоднозначности они стали хоть каким-то, но якорем устойчивого положения вещей в конфликте.

Сегодня не выполнено ни одно из базовых условий для заключения не то что мира, но даже перемирия. Что именно попытается продать Путин для внутреннего пользователя, обсуждать нет никакого смысла, так как проблема выглядит вполне очевидной: если ты уже не в состоянии наступать, то наступать будет твой противник.

Я не берусь оценивать соотношения сил и средств после того, как наступательный порыв российской армии подойдет к концу, и она вынужденно перейдет к обороне. Однако ясно, что Киев в такой ситуации неизбежно будет обязан (ну просто по логике вещей) начинать свою собственную наступательную операцию, целью которой станет не столько освобождение территорий, сколько военный разгром российской группировки. Что позволит после этого либо подписывать мирное соглашение, но уже на условиях Киева, либо продолжать наступление, ставя перед ним новые цели и задачи.

Читайте такжеКонвульсии России: почему через месяц-два Украина начнет освобождение всех территорий и даже Крыма

Риск применения оружия массового поражения в этом случае я тоже обсуждать не стану, однако понятно, что он вырастет до неприемлемых величин, после чего конфликт с очень высокой долей вероятности интернационализируется.

В общем, вопрос "Что дальше" возникнет уже очень скоро, однако я думаю, что Кремль привычно проигнорирует его и постарается либо не замечать его вообще, либо, как обычно, нам расскажут что-то про червячков, как размножаются ёжики и про зловредный Запад, то есть ни о чем.

В любом случае продолжение следует, и тень войны 1905 года буквально встанет над Россией.

Читайте такжеПока Путин тратит деньги на ракеты, его армию расстреляют из пушек: почему Россия проиграет войну

Теоретически у режима Путина есть вариант объявить состояние войны и начать мобилизацию, но тогда это все повторится в более расширенном варианте, и, в конечном итоге, примерно к концу этого года-началу следующего мы подойдем к финалу уже не с тенью 1905 года, а со вполне очевидным 1917-ым. С массой озлобленного вооруженного народа, полным развалом фронта и тыла и катастрофой в верхах. Подозреваю, что как раз такой сценарий и сдерживает режим от объявления мобилизации больше, чем любая иная причина.

Сам по себе вопрос "Что дальше" это ничуть не отменяет. И рано или поздно, но его начнут задавать все громче и чаще.

Эль Мюрид, военный эксперт, блогер

Реклама
Поддержите Главред

Последние новости

Реклама
Реклама
Реклама
Мы используем cookies
Принять