Приближающееся военное поражение Москвы: кто стоит за историческим решением

Если Россия сумеет захватить новые территории на востоке Украины, российская армия получит только гробы и позор, а ФСБ – контроль над активами.

В результате войны в Украине российская армия получит только гробы и позор
Вторжение России в Украину сделало РФ страной-изгоем / Макс Левин

Очень скоро встанет один главных вопросов в рамках политической истории XXI века: а как именно принималось в Кремле решение о широкомасштабном нападении на Украину? И чем дальше идет дело, тем менее понятно – в том числе и военным аналитикам – а что это вообще за военная кампания?

Глобальное общество ежедневно видит репортажи – российские военнопленные не производят впечатления кадровых военных, по дорогам брошено огромное количество техники, теми контингентами, которые выделены, Кремль не может взять даже Мариуполь, попытки взять под контроль другие города и населенные пункты ведут к тому, что украинская армия выбивает эти контингенты оттуда в течение суток.

Удары по военной инфраструктуре – при таком уровне глобальной поддержки Украины – не имеют смысла, поскольку мировое сообщество в ответ на уничтожение военных складов готово немедленно предоставлять и вооружения, и дополнительные финансовые средства.

Перед нами картина приближающего военного поражения Москвы. Отсюда и очевидное внимание к Шойгу, Министерству обороны и Генштабу РФ.

Но вот известный военный аналитик Павел Лузин в Insider тоже предлагает приглядеться внимательнее. Ведь все военные аналитики до начала кампании писали о том, что наземная операция лишена всякого разумного смысла. А кто же продавил это решение у Путина? Лузин считает, что ФСБ. Оно и является бенефициаром всех последствий этого нападения – и во внутренней политике, и в "национализации бизнеса".

Если задуматься: это же не военные создали в мозгу Путина убеждение в том, что Зеленский стоит слабо, что украинское общество расколется, что в нем есть какие-то силы, которые поддержат "антифашистскую" риторику. Сами формулировки, которые сопровождают всю кампанию в официальном языке Кремля сегодня – "денацификация", борьба с националистической хунтой в Украине, "8 лет сидели по подвалам" и т.д. – это все из какого языка? Это из языка спецслужб, это все характерный диалект "чекизма".

Читайте такжеРоковая ошибка Путина

Если представить себе итоговый результат кампании, допустим, захват дополнительных территорий на востоке Украины, то кто получит бонусы от этого? Армия получит только гробы и позор, а ФСБ получит контроль над активами на этих территориях. Это их люди будут там "дербанить" все, как ранее в Крыму.

То заседание Совета безопасности РФ, которое нам показали, конечно, как всякая инсценировка, дает лишь условное представление о порядке принятия решения. А ведь решение повлекло за собой глобальные последствия, обрушило весь постсоветский транзит России, сделало ее страной-изгоем, приведет к ее полной архаизации и обнищанию.

Читайте такжеАрмия бомжей и бродяг: почему Россия проиграла войну, а Украина еще ее не выиграла

Поэтому вопрос о том, как именно принималось "историческое решение", в каком кругу, кто какую позицию занимал – это окажется одной из важнейших тем в учебниках второй половины столетия.

Александр Морозов, политолог, сотрудник Центра российских исследований Бориса Немцова (Карлов Университет, Прага)

Реклама
Поддержите Главред

Последние новости

Реклама
Реклама
Реклама
Мы используем cookies
Принять