Почему есть угроза, что Россия будет захватывать новые украинские территории

Если Украина будет получать военную помощь в таких объемах, как утвердили на Рамштайне-3, РФ будет продвигаться вперед.

Если Запад не нарастит поставки вооружений в Украину, наши хлопцы и девчата на передовой будут кровью обливаться
На таких объемах военной помощи, как сейчас, Украина продержится несколько месяцев / Фото УНИАН

Встреча Рамштайн-3 завершилась, однако надежды на решение о более существенных поставках вооружения Украине не оправдалась. Союзники решили предоставить нашей стране для противостояния России 18 единиц 155-мм гаубиц, 3 реактивные системы залпового огня и кое-что еще. Речь идет о сущих единицах пушек, машин, стволов, орудий.

Впрочем, для начала необходимо оценить военный потенциал Украины в целом, то есть совокупные вооружения, имущество, численность личного состава. Тогда прояснится реальное положение дел, сколько и чего нам не хватает.

В начале полномасштабного вторжения, в феврале, военный потенциал России превышал наш в три раза. Одну треть потенциала России украинская армия уничтожила в боях за север Украины, а оставшееся РФ передислоцировала на восток и юг. Однако все равно наши военные силы и потенциалы не равны.

Россия начинала с 92 батальонно-тактических групп (БТГ), а потом их численность увеличила до 110, создала резерв, который, по разным оценкам, насчитывает 20-40 БТГ – это довольно много. Плюс по-прежнему у России очевидное преимущество в вооружениях. То есть российский военный потенциал до сих пор больше нашего.

В связи с этим Россия может на самых важных для нее участках фронта (Северодонецк, Лисичанск, Бахмут, Славянск) накапливать силы, позволяющие вести наступательные действия.

На встрече Рамштайн-1 была поставлена стратегическая задача – ослабить Россию до такого состояния, чтобы она была неспособна на подобную агрессию в будущем против Украины или страны-члена НАТО. Тогда же говорилось, что помощь Запада Украине должна быть такой, чтобы обеспечить успешные оборонительные действия украинцев.

Но – для того, чтобы мы могли успешно обороняться и остановить продвижение российских войск, наши военные потенциалы должны быть примерно равны. Это необходимый минимум, без которого мы не можем приступить к выполнению поставленной стратегической задачи.

Читайте такжеПока Киев принимает лидеров ЕС, Москва пирует за пустым столом: как РФ оказалась в полной изоляции

А для того, чтобы Украина могла начать контрнаступление и отвоевание уже захваченных территорий, наш военный потенциал должен быть больше российского.

Если, к примеру, говорить о численности личного состава, то в начале войны у нас было 350 тысяч человек, а Россия подошла к нашим границам группировкой численностью 170 тысяч человек. И, не забываем, что военный потенциал РФ превышал наш в три раза. Впрочем, важно не только количество военнослужащих, но и количество техники, ее качество, современность, уровень подготовки личного состава, логистическое обеспечение.

Прошло три месяца. Но российский потенциал по-прежнему существенно больше нашего.

Убежден, что западным военным специалистам неплохо было бы просчитать, что, по их мнению, и в каких количествах нужно Украине для выравнивания сил и военных потенциалов, а уж затем рассчитать, сколько реально нужно гаубиц, сколько танков (которые они не дают), сколько ракет (которые они не дают), сколько самолетов и ПВО (которых нам также не предоставляют).

Читайте такжеИтоги встречи Рамштайн-3: почему Украина может одержать победу в войне с Россией

Ведь существуют объективные законы войны. Можно воевать и малым количеством личного состава, но тогда обязательно должно быть современное вооружение. Или, наоборот, если нет современного вооружения, нужно иметь большое количество личного состава, вооруженного старой техникой. Третьего не дано.

До тех пор, пока мы не выровняемся в потенциалах, мы будем воевать с таким же успехом, что и сейчас – мы будем вести жесткие кровопролитные оборонительные бои. А о выполнении более серьезной задачи – наступлении – пока и речи быть не может, потому что для этого нужны силы, современные вооружения. И вот нам дали 18 гаубиц и 3 системы залпового огня…

Выходит, что Запад, с одной стороны, не заинтересован в быстрой победе Украины, а с другой – попросту боится эскалации. Именно для того, чтобы не допускать эскалации, Украине и выдают помощь по чуть-чуть. Но это полбеды, а ведь эту помощь мы получаем еще и с опозданием. Запад все время боялся еще большей эскалации, чем есть – что в 2008 году во время войны в Грузии, что в 2014-ом в начале войны в Украине, потому и санкции вводил слабенькие. Путин учел этот опыт и уверенно наращивал силы, планировал свои дальнейшие захватнические действия.

Запад забывает, что диктаторы понимают только силу.

Читайте такжеЧетыре победы и одна зрада: что принес Украине визит в Киев и Ирпень Макрона и компании

Западная пресса уже сформулировала три возможных сценария дальнейшего развития войны в Украине с учетом той помощи, что нам предоставляется.

Первый из возможных сценариев состоит в том, что Россия будет постепенно продвигаться вглубь украинской территории, захватывая новые и новые территории в Луганской и Донецкой областях. И так будет происходить в том случае, если западная помощь будет поступать в том же количестве и с той же скоростью, что и сейчас.

Второй сценарий предполагает, что, если ни одна из сторон не сможет продвигаться, и война будет тянуться в позиционной фазе месяцами или даже годами, с большими потерями для обеих сторон и последствиями для мировой экономики. Однако я не думаю, что будет реализован такой сценарий, скорее всего, к мирным переговорам придут уже в этом году. Но этот вариант будет возможен тогда, когда помощь Запада позволит нам выровнять наши военные потенциалы.

Третий сценарий, который считают наименее вероятным – что Россия скорректирует свои цели, заявит, что якобы достигла того, чего собиралась достичь, и попытается подготовить почву для завершения боевых действий. Однако российские пропагандисты в любом случае скажут, что Россия победила. Этот сценарий будет реализован тогда, когда потенциал Украины будет больше потенциала России, когда мы выгоним российские войска со своей территории.

Читайте такжеОчень скоро России придется скрежетать зубами и плеваться ядом

Соответственно, если мы будем получать военную помощь в таких объемах, как утвердили на Рамштайне-3, то получим первый сценарий. Россия будет и дальше продвигаться, захватывая новые украинские территории, а наши хлопцы и девчата на передовой будут кровью обливаться.

Впрочем, не стоит это расценивать как готовность Запада "сдать" Украину Путину, это не так. Запад увидел, что у него сейчас есть шанс достичь очень серьезных стратегических целей, не задействовав для этого свои войска. Однако, ничего не предоставляя и не вкладывая, ничего достичь не получится, тем более, в войне.

К тому же, Байден не может себе позволить "сдать" Украину – он еще не может оправиться после истории с Афганистаном, а если еще добавится провал в Украине, ему не светит во второй раз стать президентом. А вот Макрон и Шольц, скорее всего, будут по-прежнему настаивать, чтобы Киев сделал то, что хочет Россия, и перешел к миру, ведь тогда они, Европа, будут жить сыто и спокойно, а как будет жить Украина – их это не беспокоит.

На таких объемах помощи, как сейчас, Украина продержится месяцы, до конца года. Но – с колоссальными потерями.

Читайте такжеРамштайн-3 и выдача оружия по чайной ложечке: что изменит предоставленная Украине помощь

К тому же, когда Путин видит, что Украине оказывают военную помощь очень дозированно, понемногу, его это воодушевляет на дальнейшее продвижение и большую агрессию.

Впрочем, есть небольшая надежда на то, что реальные объемы вооружения и военной техники, которые поставляет Украине Запад, попросту не обнародуются, что нам называют меньше цифры. Пускай бы они таились и вообще ничего не говорили – лишь бы был результат, то есть улучшение нашего положения на фронте. Жизнь и итоги боевых действий ближайшего времени покажут, как обстоят дела с поставками вооружений в действительности.

Игорь Романенко, генерал-лейтенант запаса, кандидат военных наук, доктор технических наук, профессор, экс-заместитель начальника Генштаба ВСУ, специально для Главреда

Реклама
Поддержите Главред

Последние новости

Реклама
Реклама
Реклама
Мы используем cookies
Принять