Первый конспект и предмет торга: что показали переговоры в Стамбуле

У Украины нет большого пространства для мира с Россией. Поэтому вследствие дальнейших переговоров перемирие и прекращение огня возможны, но до мирового соглашение еще далеко.

Переговоры России и Украины в Турции
В Турции состоялись переговоры Украины и России / Reuters

Все те позиции, которые были озвучены по результатам переговоров в Стамбуле, еще переживут не одну трансформацию, в зависимости от того, что будет происходить на фронте. К перемирию дело пока не дошло - это также будет зависеть от результатов боевых действий на фронтах, то есть от того, какую линию мы сможем удерживать, от поведения наших партнеров, эффективности санкций, от сознания политической элиты в России, которая будет сдерживать безумие Путина. Или не будет сдерживать и, соответственно, никакие договоренности не вступят в силу.

Поэтому я пока достаточно спокойно отношусь к заявлениям переговорщиков. Конечно, меня гложут идеи о так называемом нейтралитете, об отложенном статусе Крыма и Донбасса на 15 лет, отсутствие учений и разрешение на проведение учений со стороны стран-гарантов безопасности, в которых записывают и Российскую Федерацию (хотя она не является гарантом, а наоборот агрессором и никаких гарантий от нее принимать нецелесообразно). То же касается и механизма трехдневных консультаций, необходимых для принятия решений. Поэтому этот вопрос не будет воспринят ни украинским обществом, ни ВСУ.

В то же время я понимаю те сложности, которые возникают для переговорщиков и в заявленных позициях я вижу, в первую очередь, элемент большого торга и первую алітерацію переговоров. Поэтому стоит еще подождать и в итоге, когда будет достигнуто перемирие, уже тогда можно будет говорить о каких-то фиксированных формулировках, которые лягут в его основе.

Надо понимать, что в случае, если мы соглашаемся на конституционное закрепление этих договоренностей, это будет означать, что должно быть отменено военное положение. А это возможно только тогда, когда из Украины уйдут все войска РФ по ситуации на 24 февраля 2022 года. Иначе любые переговоры просто не имеют никакой добавленной стоимости. Не может быть оккупированным Бердянск или Мариуполь, а Украина при этом будет проводить референдум - это невозможно.

Но даже если допустить, что Украина согласилась на проведение референдума, то мало верится в то, что люди, которые пережили бомбежки, войну, которые потеряли родных и имущество будут голосовать за Россию как страну-гаранта, ибо тогда это будет расценено как капитуляция Украины.

Кроме того, пока неясно участие России в восстановлении Украины. Должен быть создан соответствующий репарационный фонд и это также должно укладываться в единую картину договоренностей.

Читайте такжеНаживка для Путина: чем закончились переговоры в СтамбулеКак бы то ни было, но у нас нет большого пространства для мира с Россией. Поэтому в результате дальнейших переговоров перемирие и прекращение огня возможны, но заключение большого соглашения - еще очень отдаленная перспектива.

Поэтому в ближайшее время стоит ожидать прекращения огня и активных боевых действий, появления новой линии разграничения в границах по состоянию на дату подписания двустороннего соглашения и подготовка к следующей фазе войны.

Украина имела оперативную передышку в несколько недель - за это время Россия стянула военную технику к украинским границам и готовит вторую волну атаки. Хотя сейчас россияне говорят об отказе от активных боевых действий в Киевской и Черниговской областях и концентрируются на юге и Донбассе.

Эти ее планы соответствуют действительности, ведь у РФ есть проблемы с мотивацией и людьми, а также с высокоточным оружием, которое они быстро теряют. У Украины, к слову, тоже проблем хватает-у нас посевная, возникает вопрос продуктового кризиса, коллапса инфраструктуры, но мы все еще живем и на каких-то моментах внутренней мобилизации можем сопротивляться определенный период времени, который будет значительно больше, чем тот, когда Россия будет наступать.

Это прекрасно понимают обе стороны переговоров и это перемирие и прекращение активных боевых действий как тактическое достижение вполне могло бы быть принято и Москвой, и Киевом. Но это не исключает войны снайперов, некоторых отжимов территорий и прорывов, информационных диверсий и тому подобное, потому что это может продолжаться и в дальнейшем.

Скорее всего, стороны будут накапливать силы для следующего решительного удара. При этом не факт, что новый удар Москвы будет касаться именно Украины.

Потому что санкций никто не отменял и Россия сейчас рассматривает (что видно как из заявлений Путина, так и со стороны других российских спикеров) войну с Западом. Вполне возможно, что они могут попытаться расколоть НАТО и привести инфраструктуру безопасности стран Запада к кризису. Может быть нанесен удар по Прибалтике или Польше, при чем такой удар нельзя однозначно рассматривать как агрессию - это может быть какой-то гибридный удар по конвою, диверсии и тому подобное. Мир увидит, что НАТО не способно ответить, соответственно, Россия будет выставлять другие требования, а это уже - шаг к дальнейшей эскалации.

С этим нам и надо работать как с вероятным сценарием будущего.

Виталий Кулик, директор Центра исследований проблем гражданского общества, специально для Главреда

Реклама
Поддержите Главред

Последние новости

Реклама
Реклама
Реклама
Мы используем cookies
Принять