Другая война: какой дальше будет борьба с Россией

Для обеих сторон начинается длительная и бескомпромиссная война на истощение. Россия будет наступать везде, где сможет, но теперь уже не "лихим налетом".

Война становится регулярной, классической, основная роль в ней окончательно переходит к ВСУ
В последующие месяцы Украину ждет фронт в стиле Второй мировой войны / Макс Левин

Вот и истекли уже два месяца и неделя от начала великого вторжения. И хотя последние 67 суток слились для нас в один длинный-предолгий день, следует понемногу привыкать к новой шкале исчисления времени войны – не в днях, даже не в неделях, а в месяцах.

Первый этап войны закончился месяц назад, когда последние орки выползли из наших северных областей. Для РФ закончился неудачный блицкриг, для нас так же завершилась "эпоха героической партизанщины".

Что дальше? Для обеих сторон – продолжительная и бескомпромиссная война на истощение. Истощение ресурсов, оружия, техники и, в первую очередь, физических и моральных сил армии и общества.

Что бы там ни думали отдельные "голуби мира" и "гении переговорного процесса", сама суть этой войны такова, что компромисс невозможен. В итоге этой войны на карте мира останется либо независимая демократическая Украина, либо кремлевский режим. Нашим врагам цена вопроса вполне очевидна, поэтому они сейчас бросят все имеющиеся ресурсы для того, чтобы во время второго этапа войны получить то, чего мы не дали им на первом. Они будут пытаться наступать везде, где только смогут – теперь уже не "лихим налетом", а, так сказать, классически.

На самом деле, пока мы обсуждали битву за столицу, на Донбассе все эти два месяца продолжалась совсем другая война, не такая, как на Полесье и Слобожанщине. Все эти два месяца там ежедневно наши позиции отрабатывала вражеская авиация, потом вступала арта, а, пока арта заставляла защитников не высовываться из окопов, к нашим позициям подходила их пехота, поэтому сразу после последнего разрыва снаряда начинался ближний контактный бой.

Это – фронт в стиле Второй мировой, и именно на нее, а не на Чечню или Афган, нам следует ориентироваться, чтобы понять характер нашей войны в следующие несколько месяцев.

В этой войне больше не будет стремительных перемещений войск, калейдоскопа оккупированных – освобожденных – вновь оккупированных – еще раз освобожденных городов, причудливой мозаики ВСУ, ТрО, разнообразной "спецуры" и еще более разнообразных партизанских отрядов. Война становится регулярной, "правильной", основная роль в войне окончательно переходит к ВСУ, все остальные только "на подхвате" иногда по необходимости.

А страна теперь четко делится на оккупированные территории, фронт, прифронтовую полосу и тыл. Тыл будет кормить фронт и давать место для отдыха тем, кто его держит, а фронт сначала будет держать удар вражеского наступления, а затем медленно переходить в наступление за освобождение оккупированных территорий.

Читайте такжеРоссийская армия проиграла свою "Курскую дугу" Украине

Разницу между фронтом и тылом немного будут смазывать постоянные ракетные удары по всей территории страны (не стоит утешаться иллюзиями – запас ракет у орков еще немалый, хоть и совсем не бесконечный). А ведь время от времени реагировать на воздушные тревоги – далеко не то же самое, что жить и работать в зоне досягаемости арты и, тем более, принимать бой. Поэтому тыл таки будет тылом, а звуки сирен не дадут совсем оторваться от реальности и решить, что война касается только тех, кто сейчас на "передке" (как это было последние восемь лет, между АТО и большим вторжением).

Те, кто сейчас на передке, не нуждаются в моих советах, поэтому текст для ближнего и дальнего тылов, а также для тех под оккупацией, кто еще имеет возможность читать наши ресурсы.

Начну с последних. Деоккупация неизбежна, но она будет нескорой. У врага было два месяца для подготовки обороны захваченных в течение первого месяца территорий, и он эти два месяца не упустил. К сожалению, теперь нам придется отбивать каждый оккупированный город в тяжелых наступательных боях, это потребует и времени, и немало жизней.

Поэтому если кто-то не выезжает из оккупации в надежде, что скоро юг повторит историю освобожденного севера – так делать не стоит. Если есть хоть маленькая брешь, через которую можно выехать на нашу сторону фронта, стоит делать это как можно быстрее, потому что эти бреши с каждым днем затыкают все плотнее, и скоро их может совсем не стать.

Читайте такжеТри сценария войны: чего ждать Украине

Остальной текст для нас, тыловиков. Новая временная шкала требует переосмысления каждым своего места и роли в нашей общей войне и перестроения своей жизни под реалии этого ее этапа.

В первую очередь нам следует принять реалии другой шкалы времени. Режим "одного очень длинного дня" и напряжения всех сил "на рывок" был неизбежным в начале войны, но сейчас он уже приводит к чрезмерной усталости, что на длинной дистанции неприемлемо и заканчивается истощением. Как ни странно, следует начать расписывать свое время, выделять отдельно труд и отдых, налаживать пусть и временный, но все же обустроенный быт и даже выработать новые ежедневные привычки.

Эту войну следует не пережить или, тем более, переждать, а прожить. Из катастрофы, экстремального состояния или приключения она должна превратиться в нашем восприятии в один из периодов жизни каждого из нас, как были ими школа, университет, срочная служба и тому подобное. Каждый из нас должен спокойно, взвешенно и в то же время упрямо прожить каждый свою собственную войну, и только так у нас всех хватит сил дожить до Победы.

А прежде чем налаживать свою новую долгоиграющую военную жизнь, стоит сесть и спокойно подумать о том, где каждый из нас может быть наиболее полезным, и у кого на что хватит сил и ресурсов.

Столица и в целом север на этом этапе войны явно не нуждаются в таком количестве Теробороны, то же касается центральных областей страны, не говоря уже о Западе (который и раньше в ней столько не нуждался).

Читайте такжеРоссия на грани и может вести войну высокой интенсивности всего несколько недель – Валентин Бадрак

Поэтому каждый из нас, кто в первые дни войны нашел свое место в рядах ТрО, должен хорошо подумать, стоит ли дальше оставаться якобы и бойцом, но за сотни км от фронта на никому не нужных блокпостах, стоит определиться с одним из трех путей – в ряды ВСУ на фронт (или же к тем подразделеням ТрО, которые будут реорганизованы в де-факто обычные пехотные части и отправлены на восток и юг), в сократившиеся в разы части ТрО, которые фактически станут охраной промышленных и административных объектов, или обратно к мирной жизни и профессии.

Последнее решение никоим образом не менее достойное, нежели первые два, особенно если речь идет о людях, которые создают добавленную стоимость, рабочие места, платят налоги – фронт потребует множества ресурсов, и, чем активнее будут работать все возможные бизнесы, тем больше этих ресурсов будет доступным. Мужики, харош откармливаться на волонтерских бутербродах на блоках, отдохнули и хватит! Прикольное приключение закончилось, пора же снова пахать и зарабатывать!

То же и с волонтерством – каждому время оценить свои силы и ресурсы. У кого есть возможность и дальше содержать себя самого, плюс еще и выделять время на фултаймовую волонтерскую помощь фронту или гражданским, слабее себя – прекрасно, потому что, к сожалению, и фронт, и множество наших сограждан в тылу еще очень долго будут нуждаться в помощи. Но, возможно, части из нас в первую очередь стоит обдумать возможность возвращения к довоенной работе или поиску новой и лишь какую-то долю времени посвящать волонтерке, четко распределив время на работу, волонтерство и отдых (напоминаю – без последнего нас надолго не хватит, а мы заходим в долгое противостояние).

Читайте такжеРешающий период войны в Украине близко: Почему чем ближе 9 мая, тем ядернее истерика Путина

Тем, кто в первые дни записался в военкоматы и до сих пор так и не получил вызова, также стоит задуматься над возможными путями. Для начала следует определиться, насколько сильным является желание именно воевать. Если вполне хватит чувства выполненного долга от того, что встал на учет, но если так и не призовут, то спать плохо не станешь – стоит просто еще раз заглянуть в военкомат и проверить, действительно ты есть в списках, или в бардаке первых дней войны все те наспех собранные списки давно уже утеряны, в последнем случае – возобновить "место в очереди". Поскольку мы заходим в долгую войну, скорее всего, очередь рано или поздно дойдет, и угроза "пропустить все интересное" на самом деле не так уж велика. А тем временем следует сконцентрироваться на труде и по возможности на волонтерстве в свободное от работы время.

Если же совесть все же требует непосредственного участия в боевых действиях (сознательно не пишу "в войне", потому что в войне участвуют не только бойцы на передовой, но и весь активный тыл, задействованный в обеспечении фронта, приеме эвакуированных и т.п.) – сдаю "лайфхак": кротчайший путь на фронт начинается не с военкомата, а непосредственно с боевого подразделения. Командирам частей нужны мотивированные бойцы, поэтому следует найти какую-то из частей, где еще не всю штатку успели заполнить, а как раз идет комплектация, пройти собеседование с командиром – и уже по его направлению бежать в военкомат, причем не по месту прописки, а по месту комплектации части.

И в момент выбора пути, описанного на абзац выше, также следует иметь в виду – это не на несколько недель героического поступка, а на месяцы (если не дольше) военной жизни без возможности прервать это в любое время по желанию.

Читайте такжеИтоги двух месяцев: почему война в Украине превращается в долгую и изнурительную региональную войну

Ну и, в конце концов, всем нам стоит привыкать к тому, что новости станут гораздо менее интересными и очень часто будут сводиться к "на фронте без перемен".

Это "без перемен" будет означать совсем не то, что никто ничего не делает. Наоборот, день "без перемен" – это день, когда десятки тысяч бойцов держат оборону и пробуют контратаковать, но силы сторон условно равны, и никто не продвинулся на значимые расстояния.

Каждый такой день "без изменений" будет стоить сотен жизней и нам, и врагам, потребует напряжения всех сил и ресурсов – и так долго-долго, пока у одной из сторон не сформируется определяющее преимущество на том или ином участке длиннющего фронта.

Такое преимущество будет случаться сначала не только у нас, поэтому следует спокойно воспринимать временные отступления из каких-то районов, так же без эйфории воспринимать продвижение вперед. Долгое время все это еще будет шатким и неопределенным и в целом будет выглядеть как "шаг вперед – шаг назад".

Такова уж эта фаза войны – не похожая ни на что из XXI века, зато очень похожая на уменьшенную копию Второй мировой. Рано или поздно она и закончится так, как Вторая мировая – полным крахом режима, который ее начал. Но до этого еще следует дожить, довоевать и доработать.

Убежден, что мы на это способны. Способны не хуже, чем были способны наши дедушки и бабушки, которые прожили (вот именно так, не пере-, а про-) Вторую мировую.

Миллионы наших персональных историй когда-то сольются в одну главу в будущем учебнике истории, в главу о нашей Освободительной Войне. И только мы будем знать, какой разной она была для каждого из нас, какие приходилось делать выборы, какие разнообразные проблемы каждый решал на общем фоне большой истории.

Наши внуки этого не будут понимать, как до сих пор мы совсем не полно и не совсем правильно понимали истории дедушек и бабушек. И да, мы воюем в частности за то, чтобы им это никогда не стало понятным.

Евгений Дикий, общественный активист, бывший командир второй роты 24 батальона "Айдар", глава Национального антарктического научного центра

Реклама
Поддержите Главред

Последние новости

Реклама
Реклама
Реклама
Мы используем cookies
Принять