Борьба за один-единственный окоп

Ось этой небольшой, но ожесточенной битвы - эта микроскопическая территория. Но вокруг нее крутится колесо судьбы сотен и тысяч бойцов с обеих сторон.
Игорь Луценко
Россияне хотят именно самых ожесточенных боев, говорит Луценко / Игорь Луценко, фейсбук страница

Уже который день борьба идет за один-единственный окоп на краю нашей посадки. Сейчас у него лежат 4 или 5 мертвых россиянина, вчера лежали 3, позавчера - один.

И это не те, которые вчерашние - некоторые трупы враг успевает забрать.

Бронетехника противника не справляется ни с огневой поддержкой своих солдат, ни с их эвакуацией.

Бывает, что как только приезжает "броня", возле нее немедленно разрывается снаряд. И она убегает, не забирая тех, кого должна была отвезти в тыл, хотя они уже залегли в воронке всего лишь в 2 метрах от боевой машины.

Некоторые раненые сами обреченно бредут обратно через чистое поле, в полный рост. Видно, они чувствуют, что терять нечего.

Других несут. Я видел, как одному окровавленному россиянину его коллеги оказывали помощь, а потом вчетвером схватили его и понесли через полтора километра открытого пространства.

БМД привозят все новых и новых бойцов, вместо раненых и убитых. Может, привезли бы и больше, но больше не поместится в этом окопе, за который с обеих сторон воюют такие немалые силы.

С трупов поснимали броники - очевидно, это дефицит. Когда снимали, то задиралась одежда, и тела лежат с голыми спинами или животами.

Сам окоп длиной в метров 10, в нем по сторонам повырывали импровизированные блиндажи.

Кругом него - выжженная, клеванная воронками земля, на которой нет и еще долго не будет ничего живого. Рядом разбросано разбитое осколками оружие и амуниция, а сверху торчат расщепленные стволы того, что раньше было деревьями.

В стволы периодически прилетают и разрываются воги, у окопа взрываются мины и снаряды. Пребывание там - это гарантированная контузия в течение часа-двух, но русские упорно, суицидально бьются за этот кусок земли.

Вокруг него артиллерия охотится за танками и БМП, поединок простирается далеко за несколько километров. Но ось этой небольшой, но ожесточенной битвы - эта микроскопическая территория, по сути - куча мусора с парой нор. Но вокруг нее крутится колесо судьбы сотен и тысяч бойцов с обеих сторон.

Наблюдатель, далекий от войны, не будет понимать смысла таких яростных атак, таких больших потерь.

Но мне все понятно - в этой войне свои законы, там кровавая борьба и является тем, к чему стремятся ее инициаторы; они хотят именно самых ожесточенных боев, самых смертельных схваток; а больше ничего и не хотят.

Источник

Реклама
Поддержите Главред

Последние новости

Реклама
Реклама
Реклама
Мы используем cookies
Принять