Коллективная травма, или Почему россияне до сих пор не штурмуют дворец Путина

29 марта 2022, 16:25
Эмпатия и человечность внутри тоталитарной системы - лишь слабости. Типичный хомо советикус предает их в себе первым же делом ради присоединения к системе.
Россияне
Война в Украине вскрыла многовековую травму россиян / Reuters

Посмотрел интервью Зеленского. По сути им сказанного комментировать не буду - интерпретаторов хватает и без меня. Но один момент показался особенно важным. Это его когнитивный диссонанс перед бесчеловечностью самой системы российского государства.Тут мне предельно понятно. Это же, по сути, опыт встречи нормального человека с травмированным сообществом.

В современной России никто на государственном уровне не занимался коллективной травмой - реабилитацией и её проживанием. Но только не надо думать, что это лишь наследие совка.

Этой травме много сотен лет, она в течение этого времени развивалась. Если вы будете в основном отделе Третьяковки, посмотрите на русские иконы разных столетий. Там этот момент получения массовой травмы становится чувственно очевиден. Примерно во времена Ивана Грозного меняются иконы - они перестают быть живыми, как будто замирают и вымораживаются внутренне. Они становятся канонично-холодными и отчужденными.

видео дня

Когда я воспринял это в первый раз, то у меня было ощущение, что Бог отвернулся от этой местности в тот момент. Но это ощущение ложное, конечно - это не Бог отвернулся от них тогда. Это с ними что-то произошло - они отвернулись от Бога. И та церковь, и государство, и само общество - они потеряли волю к жизни и настоящую веру в этот мир, в его светлое устройство. Страдание и растворение в нем как симптом жертвы стали национальной сутью, кажется. Это был титанический разлом - как будто огромная континентальная плита сломалась где-то глубоко внутри. Именно по иконам это ощущается невероятно остро.

Что конкретно так повлияло даже не знаю. Может смута, может опричнина, массовое изуверство тех лет. Но, скорее всего, сразу все вместе. Явно тогда оформилась и эта властная парадигма, согласно которой служением является не простая лояльность, но принесение в жертву собственной субъектности - ради Бога, государя и государства. Именно это стало основным критерием оценки "Свой-чужой". Затем это, видимо, наложилось на исконную общинность.

С тех пор эта коллективная травма развивалась и пришла к полной реализации уже в 20-м веке. Товарищ Сталин совсем не просто так ассоциировал себя с Иваном Грозным. Между этими деспотиями есть глубинное родство. Сначала власть люмпенизированной и бессубъектной толпы, так едко описанная Зинаидой Гиппиус и многими другими. Большевики с помощью террора уничтожали или изгоняли само индивидуальное сознание. Чем выше обособлена и человечна была "человекоединица", тем больше она отторгалась. Вспомним философский пароход, например. Эта массовая структура легко претворилась в тоталитарное государство. Его основной идеей как раз являлось полное уничтожение личности, как независимой и самостоятельной единицы - тоталитарный режим претендует сам стать личностью каждого. Поэтому любое индивидуальное сознание, независимая субъектность - его самый главный враг. "Мы покончим с независимостью даже шахматной игры". Конечно.

Вот почему сталинским режимом принимались все "вторичные выгоды" от ужасов голодомора, коллективизации, этнических депортаций и большого террора. Это была не только попытка путем селекции вывести "хомо советикус", уничтожить любую инаковость через уничтожение больших масс "классово чуждых элементов". Но ещё и акт строительства социума, основанного на системной ломке субъектности. Такая институциализация психологической травмы индивида, подвергшегося расчеловечиванию и пыткам, нормализовала это состояние и превращала все общество в больное и травмированное.

Такие порядки характерны для любого тоталитарного режима. Переживший примерно в то же время концлагерь австрийский психолог Бруно Беттельгейм на собственном опыте сформулировал основные принципы ломки субъектности через травматизацию:

  • заставить человека заниматься бессмысленной работой;
  • ввести взаимоисключающие правила, нарушения которых неизбежны;
  • ввести коллективную ответственность;
  • заставить людей поверить в то, что от них ничего не зависит;
  • заставить людей делать вид, что они ничего не видят и не слышат;
  • заставить людей переступить последнюю внутреннюю черту

Узнаете? Беттельгейм же указал и конкретные задачи применения этих принципов:

"Кроме травматизации, гестапо использовало чаще всего еще три метода уничтожения всякой индивидуальной автономии. Первый — насильственно привить каждому заключенному психологию и поведение ребенка. Второй — заставить заключенного подавить свою индивидуальность, чтобы все слились в единую аморфную массу. Третий — разрушить способность человека к самополаганию, предвидению и, следовательно, его готовность к будущему".

Вот как это общество социалистического концлагеря было устроено.

Читайте такжеВ Кремле сожалеют о развязанной войне и хотели бы "отмотать" всё назад – российский оппозиционерТак на основе отрицательного отбора выковывался этот выморочный режим, опиравшийся на такую же выморочную идентичность. Когда все живое, индивидуальное и самостоятельное уничтожалось и замещалось плесенью, главная черта которой - готовность ради выживания сдать свою субъектность и принять любую, какая соответствует сейчас линии партии.

Надо ли говорить, что в такой системе и в таком обществе фундаментальная ценность другой человеческой жизни всегда будет ниже цены собственного выживания, а то и просто комфорта? Вот почему в "последний день Икеи" лишенная будущего толпа идет штурмовать ее и магазины с гречкой, а не условный "Зимний". И надо ли говорить, что эмпатия и человечность внутри такой системы - лишь слабости. Типичный хомо советикус предает их в себе первым же делом ради присоединения к системе.

И уже затем на эту почву ложится травма войны. Я в свое время коснулся немного движения по раскопкам павших во время войны солдат и был удивлен, когда узнал, что весь архив ЦАМО [Центральний архив Минобороны РФ] в Подольске забит не разобранными донесениями. Представляете, даже во время самых тяжелых моментов отечественной войны, в каждом подразделении штабной писарь, каждый день отправлял отчет о боевых действиях! Там четко указывались потери подразделений, квадраты, в которых погибли бойцы, какое задание они выполняли, где были захоронения, причины гибели и т.д. Скрупулезно велся учет "имущества" - живой силы. И еще более скрупулезно велся учет материального имущества.

Но это было вовсе не для того, чтобы устанавливать потом судьбы погибших. Просто элемент контроля. Эти бумажки были кем-то в моменте и по назначению прочитаны, а потом просто лежали там. Хотя в большинстве случаев можно было по ним установить и идентифицировать останки, найденные поисковиками, или даже знать конкретно где каких бойцов надо искать. За все эти десятилетия, прошедшие со времен войны, никто кроме редких энтузиастов эти отчеты не обрабатывал толком. Лишь в последние несколько лет на волне "бессмертного полка" начали оцифровывать благодаря тому, что этот проект нечаянно вписывается в государственный патриотический угар.

Только подумать - сотни тысяч советских семей по всей стране получили извещения "пропал без вести", потом годами не получали выплат за своих кормильцев, а то и подвергались дискриминации, как семья вероятного предателя. Но в большинстве случаев все это время в архиве ЦАМО лежала бумажка. в которой точно указаны причина, обстоятельства, место и время гибели их родственника, а часто и место захоронения. Так что да, Зеленский был удивлен, что российские войска не собирают своих мертвых. А я, почему-то, нет.

Читайте такжеОбезумливание войной: почему Россию ждут долгие годы нищеты и униженийСюда же относится и закрытие "Мемориала" прямо накануне войны. В попытке через "специальную военную операцию" ретравматизировать сознание украинцев, чтобы лишить их субъектности, политически крайне важно избегать любого намека на рефлексию об истоках и реальности травматизации, в том числе собственной. К тому же, стоит вспомнить, что "Мемориал" занимался и чеченскими войнами - документировал их и возвращал имена и истории конкретным людям, сохранял историческую память о том, как происходит институциональное расчеловечивание. Естественно, что этого они не хотят.

Сам этот термин официальной пропаганды "денацификация" - это вовсе не случайность. Только поверхностно его можно воспринять, как пропагандистский трюк. Все куда хуже. Это термин, который отражает глубинные процессы работы извращенного сознания внутри травматизированной общности. Любое самостоятельное сознание, которое не готово ради интересов системы жертвовать своей субъектностью, воспринимается изнутри их координат, как чужое-враждебное. А если оно еще и обладает некой национальной идентичностью, то оно, конечно же, нацистское. Просто потому, что нацисты для них это все, кто обладает иным по отношению к ним чувством общности. В этом смысле "денацификация" это процесс уничтожения несистемной субъектности - физически или с помощью запугивания и пропаганды.

"Денацифицировать" Украину в их понимании значит установить там массовый тип субъектности, который характерен для России. То есть, травматизировать украинское сознание - через вымораживание и предательство себя ради выживания сделать его таким же аномичным и де-субъектным, как их собственное.

Фактически, это основа функционирования государственной машины РФ - институционализированная десубъективация. Она может быть мягкой, через навязывание господдержки при искусственном снижении уровня жизни, через увеличение зависимости от государственных подачек, устроенное средствами пропаганды социальное давление. Но может быть в разной степени жесткой. Когда вас ломают ради карьеры внутри системы, или судят по "превышению самообороны" за случайное убийство пьяного абырвалга, ворвавшегося в дом, где живет ваша семья, например. Или же когда пытают в колонии, чтобы сломать. Это все элементы лишения субъектности на разных уровнях системы.

Однако главные стейкхолдеры этой системы являются наиболее травмированными индивидами, заместившими субъектность и эмпатию включенностью в эту общность. Их субъектность становится исполнительным механизмом в рамках полного отождествления с государственной машиной и психоэкономического срастания с ней - когда государство есть для них и жизнь, и бизнес. В этот момент их травма начинает говорить через само государство - развязать войну, ненавидеть весь мир, проецируя собственную аутоагрессию и т.д.

Читайте такжеПоследние конвульсии мертвой системы: как Россия стоит в шаге от повторения участи СССРВообще удивительно, как иногда бессознательно работает в языке. Глядя на последствия ведения действий российской армии украинцы в массовом дискурсе стали называть российские войска "орками". Это похоже на расчеловечивающий хейтспич. Однако, если вспомнить Толкина, орки - это эльфы, природу которых изуродовали путем последовательной травматизации. Поневоле тут засомневаешься, когда именно хейтспич — это хейтспич, а когда — простое описание реального.

И вот это ключевой момент расхождения между двумя мирами. Мир, в котором готовы умирать ради своего сообщества людей, и мир, в котором готовы убивать ради системы, с которой себя идентифицируют полностью. Именно это рождает такое омерзение и отчуждение при столкновении с нынешней российской пропагандой или отдельными индивидами, подвергшимися её воздействию. Это иной тип сознания — лишенного субъектности и вполне комфортно без нее существующего, пока ради самосохранения оно перенаправляет свою аутоагрессию на других. Вот этот момент непонимания такого феномена нормальным сознанием очень ярко проявился в реакциях и словах Зеленского по ходу интервью.

Что я думаю. Это не просто Путин. Это войной прорвался формировавшийся несколько сотен лет абсцесс. Родовая травма Московии, на которой и выросла империя, переродившаяся из царской в советскую, а теперь... Если Россия после всего этого останется страной и переживет путинский режим, то ей нужна будет работа с коллективной травмой и переформатирование всех институтов в соответствии с этой парадигмой. Только через прерывание всех механизмов воспроизводства коллективной травмы возможно здесь восстановление не аномичного человеческого сознания и формирование гражданского сообщества. Но кстати, эта же опасность угрожает и Украине - им тоже придется фиксить коллективную травму, которую Россия в собственном безумии сейчас формирует. На это уйдут десятилетия и это очень больно...

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
Реклама

Последние новости

Реклама
Реклама
Реклама
Мы используем cookies
Принять